Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Творчество по сериалу Секретные материалы

Ответ
 
Опции темы
Старый 23.04.2012, 03:29   #21
ulka
посвященный
 
Аватар для ulka
 
Регистрация: 04.11.2008
Сообщений: 1,146
По умолчанию

Ооо, новый перевод Спасибо большое Я, как обычно, буду ждать полный перевод
ulka вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.04.2012, 07:24   #22
RedHead
посвященный
 
Регистрация: 12.04.2012
Адрес: Екатеринбург
Сообщений: 185
По умолчанию

Глава пятая

ЭЛЛЕНТАУН, ПЕНСИЛЬВАНИЯ
Пятое мая, 1997
00:12

Уолтер Скиннер жаждал действия. Любого. Длительная поездка к заброшенному заводу оказалась довольно утомительной. Помощник директора, устроившись поудобнее в кресле во временном жилище Малдера, постарался собраться с мыслями и взять себя в руки.
Но это не помогло. Скиннер так яростно вцепился в подлокотник старого кресла, что пальцами едва не проделал дырки в тонком виниле. Его присутствие здесь пока не требовалось и вообще не входило в изначальный план. Не было никаких причин покидать уютную квартирку в Кристал Сити и мчаться полночи напролет, как безумный. Тем не менее, уже через несколько часов после разговора с Малдером Скиннер сидел за рулем автомобиля.

Им двигала убежденность в том, что ему следует непременно встретить Малдера и Скалли, когда они вернутся. Если они вернутся вместе, поправил он себя. При условии, что Скалли не послала напарника к черту и не отправила обратно одного. К тому же, Скиннер не исключал и тот вариант, что бездыханное тело получившего пулю в лоб Малдера сейчас лежит в ее квартире. Логическое завершение все усиливающейся паранойи и отчаяния. Такое развитие событий стало бы просто апогеем иронии.

Скиннер осознавал, что был не до конца честен с собой относительно причин своей поездки в Эллентаун. Проделав три четверти пути, он наконец пришел к глубоко поразившему его пониманию своих мотивов и окончательно утвердился в этом умозаключении, когда прибыл на место и прошел внутрь медицинского отсека, который был построен с единственной целью - спасти жизнь Дане Скалли.

Уолтер Скиннер был напуган. Но вовсе не опасности, связанные с безумным планом Малдера, страшили его. И не тот риск, на который они шли, чтобы привести в исполнение свою задумку. Страх со странным привкусом вины охватывал его при мысли о возможной реакции Скалли на рассказ Малдера о паутине сфабрикованной ими лжи и тому, к чему она могла привести. Они оба знали, что Скалли потребует ответы. К тому же, Скиннер боялся, что замысел не сработает, и она умрет.

Мысль о том, что помощника директора ФБР до чертиков пугает миниатюрная рыжеволосая женщина, которая не достает ему даже до подбородка, любому бы показалась нелепой. Если это не любовь, то что-то очень на нее похожее.
«Какого черта ты тут делаешь? - спросил он себя. - Чего хочешь добиться»?

Будь проклят Малдер и его импульсивность. Если бы он придерживался первоначального плана, у Скиннера и мысли не возникло бы ехать сюда. Не пришлось бы волноваться и нервничать, будь у него только возможность поговорить со Скалли первым и смягчить удар, которым для нее станет новость о том, что Малдер жив.

Вместо этого, он собирался ворваться к Скалли под покровом ночи, без сомнения, испугав ее до смерти. И все ради сомнительной чести самому объявить о своем возвращении из царства мертвых. И наплевав на то, как это отразится на Скалли.

Скиннер вытер вспотевшие ладони о свои шоколадно-коричневые джинсы и, сняв очки, сжал переносицу пальцами и прикрыл уставшие глаза. Именно он организовал все так, чтобы никто с сегодняшнего дня не заметил отсутствия Скалли, пока она будет проходить курс лечения. Подбросил улики, чтобы пустить по ложному следу любого, кто станет ее искать. Прикрытие было организовано надежно.Малдер не знал, сколько потребуется времени на изготовление лекарства. Когда придет время, медлить будет нельзя.

Сразу же после разговора с Малдером Скиннер сделал еще один звонок и привел в исполнение следующую часть плана. Осталась еще одна, но к ней он приступит только после того, как услышит последние новости от Малдера.

Уолтер вскочил на ноги и направился к главному офису. Один из Кроуфордов, единственный в комнате, оторвал взгляд от книги и встретился глазами со Скиннером.

- Получилось? - мрачно спросил Уолтер.

- Пока нет, мистер Скиннер.

Помощник директора коротко кивнул и быстро вернулся в комнату Малдера. Клоны смущали его. Он видел их всего второй раз и понятия не имел, с кем из них уже разговаривал, а с кем - нет. Достаточно было и того, что Малдер доверял им всем и, положившись на клонов, начал приводить в действие свой замысел с суицидом много месяцев назад. Если бы план раскрыли, ни одна живая душа не узнала бы об их намерениях. Но то, что должно было бы успокаивать Скиннера, напротив, вызывало беспокойство.

Скиннер не отличался параноидальным складом характера, ему, в отличие от Малдера, не мерещились заговоры везде, куда бы он ни посмотрел. Но Уолтер Скиннер был достаточно умен, чтобы увидеть разницу между настоящей угрозой и ложной. С момента, когда "Секретные материалы" стали считаться ответвлением отдела насильственных преступлений и были переданы под его прямое управление, Скиннер понял, что его прочное положение среди бюрократов слегка пошатнулось, стало вызывать больше сомнений. Несмотря на то, что он был наслышан о поразительных способностях и почти сверхъестественном таланте Призрака Малдера, Скиннер также отдавал себе отчет в склонности агента игнорировать протокол и действовать на свое усмотрение, добиваясь ответов любыми возможными способами. Хотя многие в Бюро завидовали и восхищались талантом агента, большинство руководителей считали его сущим кошмаром.

Поначалу, когда подразделение «Секретных материалов» вошло в список подотчетных Скиннеру, он долго пытался понять, чем так провинился перед начальством. После того, как Курильщик первый раз проскользнул в его кабинет, Скиннер осознал, что все происходящее гораздо сложнее, чем казалось на первый взгляд. Заведование «Секретными материалами» стало не наказанием, а скорее испытанием его лояльности и готовности следовать правилам.

Постепенно, в течение четырех с половиной лет Скиннер обнаружил, что границы его преданности не распространялись на вечно дымящего мерзавца и его теневую организацию. И даже на Бюро. Поиск правды и готовность рискнуть всем ради Малдера и Скалли стало его миссией. Истина была суровой госпожой и требовала высокую цену, но Скиннер с готовностью ее платил. Душевное спокойствие было дороже любых жертв.
Так он полагал до недавнего времени. До болезни Скалли и последующей сделки с дьяволом.

Оглядываясь на прошлое, легко было поставить его здравомыслие под сомнение. О чем он думал? Запретил Малдеру общаться с Курильщиком, а затем проигнорировал свои собственные советы? Но отчаяние и тягостное предчувствие гибели заглушили голос разума и заставили делать все возможное, чтобы спасти Скалли. Месяцы спустя Скиннер, наконец, нашел в себе силы признаться в своем эгоистичном желании: он хотел стать ее спасителем.

Но не для того, чтобы разрушить отношения между агентами. Не для того, чтобы выставить себя чудотворцем. Скиннер не думал, что кому-нибудь известно о заключенной им сделке и не планировал раскрывать детали. Постепенно его чувства к Скалли переросли из дружеских в более романтические. Он сделал это для них обоих. Для Скалли и Малдера. Каким-то образом измученный долговязый агент проник через преграды, возведенные Скиннером. Уолтер не знал, была ли тому причиной честность Малдера, его благородство или очевидное бесстрашие, но начал уважать агента. И, говоря откровенно, даже восхищаться им.

Малдер был индивидуалистом. Его личность оставалась для Скиннера загадкой: в одну секунду он блистал интеллектом и проницательностью, в другую - казался рассеянным и отстраненным.За много лет Скиннер не видел никого, кто бы походил на истинного воина больше, чем Малдер.

Он никогда не сдавался. Его упорство и страсть были благословением и проклятием одновременно. Не имело значения, какие дела подбрасывал ему консорциум и сколько раз Малдер оказывался на грани смерти. После каждой неудачи он брел по коридорам Бюро, волоча ноги и сгорбившись, с виноватым выражением на лице. Но каким-то образом ему всегда удавалось собраться и вернуться на поле боя.
Фокс Малдер был либо самым смелым человеком из всех, кого встречал Скиннер, либо самым безумным. Он не хотел знать точный ответ.

Уолтер довольно быстро выяснил, что единственной слабостью Малдера была его сестра и Скалли. Потеря Саманты незаметно разрушала Малдера изнутри. Потеря Скалли стала бы для него последним ударом: довела бы агента либо до смерти, либо до психиатрической лечебницы. Скиннер не мог этого допустить, ведь был слишком обязан им обоим.

Поэтому и совершил сделку, надеясь спасти агентов, и сделал то, чего от него ждали. Решая чужие проблемы, превратился в мальчика на побегушках, наступив на горло собственной гордости и достоинству.

Скиннер прохаживался перед высокими, полностью закрашенными окнами офиса, сцепив руки за спиной. Кровь бушевала в венах, каждый нерв был напряжен. План должен сработать. Они обязаны спасти Скалли. Это единственная возможность искупить свою вину за долгие годы молчания.

Скиннер дернулся, услышав треск и шипение радио, и в четыре длинных шага преодолел путь, отделяющий его от главного офиса. Кроуфорд отложил книгу в сторону и сидел, склонившись над радиостанцией.
Последовала серия коротких помех и затем послышался голос: "Ворон вызывает Базу Надежды. Прием".

Это был Малдер. Скиннер глубоко вдохнул.

Кроуфорд щелкнул выключателем микрофона и ответил:

- База Надежды - Ворону. Вас слышим. На каком вы этапе?

- Тигр вышел из клетки. Повторяю - тигр вышел из клетки. Принято?

Скиннер шумно выдохнул. Кроуфорд посмотрел на него с улыбкой, и Скиннер вдруг поймал себя на том, что улыбнулся в ответ. «Ну и черт с ним», - подумал он.

- Вас слышим, Ворон. Везите ее домой, - ответил Кроуфорд.


- Обязательно. Конец связи.

Послышался треск помех, и затем радио смолкло. Скиннер схватил телефон дрожащей рукой и сделал последний решающий шаг.



******************************


В ПУТИ
5 мая, 1997
4:03

- Тигр?

Малдер прошел вглубь фургона и, убрав микрофон на место, сел на сиденье рядом
со Скалли, пожал плечами и улыбнулся.

- Мне показалось, что "тигр" вполне подходит, - тихо сказал он. Скалли не улыбнулась в ответ, чему Малдер вовсе не удивился.

С тех пор, как они сели в машину, она бросала на него свирепые взгляды, которые не столько нервировали его, сколько давали понять, что напарница все еще злится. Хотя в напоминании он не нуждался. Боли в челюсти и пульсации в затылке было достаточно.

Малдер знал: если наказание сведется к нескольким синякам и ссадинам и паре враждебных взглядов, ему не на что будет жаловаться. Хотя и сомневался, что Скалли простит его так легко. Но, как ни странно, Скалли молчала с тех пор, как они покинули ее квартиру, и Малдер списал это на шок. И на привычку Скалли мысленно собирать факты и предположения в аккуратный каталог и только потом за них браться. Она молчала, потому что выстраивала в голове ход событий, соотнося теории с фактами. За все время Скалли задала всего один вопрос: забравшись в фургон, повернулась и, увидев за рулем Кроуфорда, спросила:

-Твой коллега-заговорщик?

- Один из них, - честно ответил Малдер. Напарница наградила его своим фирменным взглядом, но не стала расспрашивать дальше.

Скалли и Кроуфорд обменялись неловкими приветствиями, и машина погрузилась в тишину. Молчание царило до тех пор, пока они не свернули на одну из проселочных дорог, ведущих к Эллентауну, и Малдер не попытался наладить связь по рации.

Подняв глаза, он снова встретился взглядом со Скалли, но в этот раз наклонился вперед, опустив руки на колени.

- Что ж…

Скалли отвернулась, заправив прядку волос за левое ухо. Малдер едва сдержался, чтобы не повторить этот жест, и мысленно умолял ее шелковый локон упасть снова, предоставив ему благовидный предлог дотронуться до нее.

С того момента, как он открыл дверь и увидел Скалли спящей на диване, его снедал голод – страстное желание прикасаться к ней, притянуть ближе и почувствовать тепло ее миниатюрного тела. Но Малдер был достаточно умен, чтобы не поддаваться своим желаниям, и к тому же не хотел спровоцировать напарницу на второй раунд недавнего боксерского поединка. Еще один подобный удар - и она, скорей всего, сломает ему челюсть. Странно, что Скалли не повредила себе руку. Но, приглядевшись, Малдер тихо простонал, увидев, что ошибался: Скалли явственно прижимала правую руку к животу.

Их взгляды притянулись друг к другу как магниты, и связь – незримая, но прочная – установилась мгновенно. Малдер почувствовал себя так, словно возвратился домой. Его сердце сжалось. Эта связь не утрачена: они по-прежнему могут заглянуть друг другу в душу и увидеть там мысли и чувства другого. Малдер стремительно потянулся вперед и попытался взять напарницу за руку.

- Скалли?

- Я в порядке, Малдер.

Ее слова остановили его, ошарашив, словно ушат холодной воды. Он замер на месте и, задумчиво потеребив нижнюю губу, сказал:

- Ты повредила руку.

- Говорю же, я в порядке.

Она отвела взгляд, и Малдер, прислонившись к стене фургона, закрыл глаза и воссоздал в памяти образ Скалли: слезы струятся по ее лицу, но она смотрит на него снизу вверх и смеется горьким смехом, полностью потеряв контроль над собой. Вместо типичной реакции Скалли он получил то, чего давно желал, - момент явной искренности. Прикрытой едким сарказмом, но все же искренности.

Скалли поразила его. Застала врасплох. Малдер был настолько уверен, что услышит печально известное «Я в порядке», что невольно вообразил, будто бредит. Глубоко шокированный ее словами, он потерял самообладание. Ноги больше не держали его, и Малдер упал на колени перед напарницей с извинениями и мольбами.

Дана Скалли едва не погубила его в ту минуту, сбросив свои защитные оковы и открывшись напарнику. «Знаешь ли ты, как легко было бы заполучить меня, Скалли? - думал он, пока машина ехала по проселочной дороге, подпрыгивая на кочках. - И разум, и тело, и душу. Все, что тебе нужно, - произнести те слова. Ответить доверием на доверие».

Несколько лет назад Малдер поклялся себе, что когда (в то время, правда, он использовал слово «если») наступит этот момент, он ничего не утаит от Скалли. Любое разумное оправдание тому, чтобы не открывать ей истинное положение вещей или приукрашивать правду, потеряет свою силу. Помня обо всех своих проступках, принесенных жертвах и принятых мучительных решениях, было бы глупо продолжать скрывать от нее истину. Все или ничего. Это стало одним из немногих правил, что Малдер установил для себя с самого начала. Самое важное правило. Малдер решил, что для Скалли пришло время узнать об этом. Он только надеялся, что она правильно распознает этот жест и отреагирует соответственно.

Малдер открыл глаза и устремил взгляд на напарницу. Скалли смотрела на убегающую позади них дорогу через тонированное заднее стекло фургона. Ее глаза ярко блестели в мутном свете декоративных лампочек на стенах. Она сидела молча, осторожно положив травмированную руку на колени, не барабанила пальцами и ничем не выдавала своей нервозности. Скалли никогда не суетилась, в любой ситуации умея оставаться спокойной. Малдер потерял счет тем случаям, когда полагался на нее именно из-за этого качества. Оно действовало на него успокаивающе, замедляя бешеный ритм бьющей из него ключом неуемной энергии.

- Послушай, Скалли, - начал он, пару минут молча понаблюдав за напарницей. - Если хочешь сидеть и притворяться, что тебе не больно, прекрасно. Но меня тебе не одурачить. Никогда.

Скалли медленно повернулась к нему с непроницаемым выражением лица.

- Куда мы едем, Малдер?

Вопрос застал его врасплох. Словно он добрался до конца разговора, так и не начав его. Малдер нахмурился и ответил:

- Эллентаун. Послушай, Скалли, нам нужно кое-что прояснить.

Она опять отвернулась к окну.

- Скалли?

Молчание.

- Черт, Скалли, посмотри на меня. Пожалуйста.

Она неохотно подчинилась. Малдер слегка наклонился к напарнице, чувствуя потребность сократить расстояние между ними.

- Мне нужно сказать тебе кое-что прежде, чем… - Он споткнулся.

Нет, не так, Малдер. Достаточно извинений. Довольно прикрывать ими правду. Он медленно вздохнул, чувствуя на себе пристальный взгляд Скалли.

- Следующие несколько дней будут трудными. Тебе предстоит услышать некоторые болезненные вещи. - Малдер отвел взгляд и покачал головой. - Подозреваю, что и мне тоже. Возможно, ты возненавидишь меня еще до того, как мне удастся все тебе рассказать. Но я кое-что пообещаю тебе, Скалли. Прямо сейчас.

Малдер посмотрел на напарницу и увидел, что раздразнил ее любопытство: она прямо смотрела на него, не пытаясь отвести взгляд.

- Обещаю: какой бы вопрос ты мне ни задала, я скажу правду. Ничего не стану утаивать от тебя. Даже, если это причинит боль одному из нас. - Скалли попыталась заговорить, но Малдер поднял руку, остановив ее. - Дай мне закончить, ладно?

- Потом, когда выяснишь все, что захочешь, когда тебе станет лучше, ты сама решишь, что тебе делать дальше. Но пока этого не произошло, ты должна пообещать мне то же самое. - Малдер вновь вздохнул и с трудом сглотнул. - Мы больше не можем позволить себе ничего скрывать друг от друга, Скалли. Нам есть, что терять.

Последовавшее молчание терзало душу Малдера. Скалли сидела, опустив глаза и наклонив голову так, что непослушный локон упал ей на щеку, а затем посмотрела на напарника, пронзив его пробирающим до костей взглядом, в котором Малдер распознал готовность ответить на его вызов. Скалли бросила ему перчатку и теперь собиралась мобилизовать все свои силы и ресурсы для этой войны. Малдер внезапно пожалел о своей просьбе дать ему ответное обещание.

- Хорошо, Малдер, по рукам. Рассказывай.
__________________
Жизнь - это куча всякой фигни, которая происходит (с) Гомер Симпсон
RedHead вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.04.2012, 07:32   #23
RedHead
посвященный
 
Регистрация: 12.04.2012
Адрес: Екатеринбург
Сообщений: 185
По умолчанию

Новая глава была вычитана и тщательно отредактирована Кеной, за что ей огромное спасибо
__________________
Жизнь - это куча всякой фигни, которая происходит (с) Гомер Симпсон
RedHead вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2012, 22:34   #24
Olla
Banned
 
Регистрация: 22.05.2011
Сообщений: 414
По умолчанию

Спасибо, RedHead. Жду продолжения.
Без вала кавычек читать намного приятнее
Olla вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.04.2012, 02:55   #25
АlenaS
Scully is already in love
moderator
 
Аватар для АlenaS
 
Регистрация: 19.02.2012
Адрес: Пряжка зовет
Сообщений: 2,113
По умолчанию

Старина Скин...такой красавчик
RedHead, спасибо. И Kena, спасибо тоже.
АlenaS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.05.2012, 11:37   #26
RedHead
посвященный
 
Регистрация: 12.04.2012
Адрес: Екатеринбург
Сообщений: 185
По умолчанию

Глава шестая.

В ПУТИ
5 мая, 1997

Казалось, что Скалли больше хотелось задавать вопросы, нежели выслушивать длинную, не в меру затянувшуюся историю Малдера. Ее интересовали факты, а не методы и средства, задействованные, чтобы их добыть. Малдера это вполне устраивало, так как все его красноречие таяло перед холодным непроницаемым взглядом напарницы.

-И давно вы начали разрабатывать план? – спросила она.

-Сразу после того, как узнали о диагнозе.

- Ну что ж, довольно разумно с твоей стороны спланировать свое самоубийство заранее.

Сарказм не остался незамеченным.

-На самом деле, - сказал он, - эта часть плана родилась чуть позже. Поначалу мы лишь искали информацию, которая бы помогла спасти тебя. А все остальное… Просто выросло, как снежный ком.

-Кто «мы», Малдер? Кто еще стоит за этим?

«Началось», - подумал Малдер и ответил:

-Скиннер.

Он с интересом наблюдал за напарницей, зная, что это признание поразит ее. Глаза Скалли широко распахнулись.

-Ск… Скиннер?

-Ага. Но не с самого начала. Я привлек его несколько месяцев назад.

-Скиннер, - повторила она. Малдер едва расслышал последующие слова.

-Я была такой дурой.

-Скалли…

-Что?

-Почему ты так говоришь?

Скалли пронзила напарника очередным ледяным взглядом.
-Почему Скиннер? Его участие не вписывается в общую картину, учитывая твою вечную паранойю, Малдер. Что заставило тебя довериться Скиннеру настолько, чтобы втянуть его в подобную авантюру?

Скалли терпеливо ждала ответа, и Малдер понял, что они добрались до первого из скользких моментов. Несмотря на данное напарнице обещание рассказывать все, он понимал, что Скиннер должен сам поведать о своей роли в этой игре. Наконец, Малдер ответил:

-Это длинная история, Скалли.

-Забудь, - бросила она. – Спрошу его сама.

«Намечается интересная конфронтация, - подумал Малдер. - Не хотел бы я оказаться на месте Скиннера».

-А Кроуфорд? - спросила Скалли, указывая кивком головы на кабину фургона. – Какая роль отведена ему?

Малдер внутренне съежился. Вопрос был неизбежен. Он поерзал на сиденье и затем взглянул напарнице прямо в глаза.

-Он один из небольшой группы гибридов, которые последние несколько лет работали над созданием лекарства от рака, ставшего причиной смерти женщин из MUFON*, с которыми ты встречалась в Эллентауне. Они погибли от той же формы рака, что убивает и тебя. И десятки других женщин по всей стране.

Скалли взглянула на кабину фургона, хотя и не могла увидеть Кроуфорда за плотной занавеской, вздохнула и тихо пробормотала:

-Гибриды. Естественно.

Скалли обернулась к напарнику.

-Гибриды человека и пришельцев, я полагаю?

-Да.

Она выпрямила спину и приняла типичную для себя позу, которую занимала всегда, услышав очередную нелепую теорию, которую ей не терпелось разнести в пух и прах.

-Ты к ним обратился? Или наоборот?

- Это было обоюдное решение. Я встретил их, когда мы с парнями проникли в научный центр Ломбард.

-Со Стрелками?

-Да. Я нашел твое имя в картотеке той клиники для женщин, страдающих бесплодием, о которой тебе рассказывал. Нам пришлось пробраться в центр Ломбард, чтобы получить доступ к их системе. Там я наткнулся на Кроуфордов. После того, как ты выписалась из больницы, я вернулся туда. Они рассказали мне о своих исследованиях, и мы договорились работать вместе.

Скалли задумчиво кивнула. Ее лицо выражало полнейшее недоверие.

-Думаю, гибриды вряд ли сообщили тебе, с какой целью взяли на себя этот небольшой благотворительный проект.

Увидев колебания напарника, она добавила:

-Или это было не слишком важно, Малдер?

Не услышав ответа, Скалли горько покачала головой и продолжила:

-Поправь меня, если я ошибаюсь, но, похоже, ты доверился всем, кроме единственного человека, которому стоило доверять больше всего.

Обвинения были совершенно ожидаемы, но не совсем справедливы. Малдер не собирался убеждать напарницу в обратном, по крайней мере, не сейчас. Он обещал быть честным со Скалли, но не планировал выкладывать все и сразу. Временем они располагали.

-Послушай, Скалли, гибриды – единственная группа, созданная для содействия Проекту. К счастью для нас, они остались недовольны тем, как продвигалась работа, и решили начать самостоятельные исследования, создав свой собственный проект. Кроуфорды хотели спасать жизни, а не забирать их. Не похоже, чтобы они преследовали свои гнусные цели.

-И почему же ты не поделился со мной этой информацией хотя бы частично?...

«Что ж, Малдер, - спросил он себя, - какую правду ты преподнесешь ей на этот раз? Приятную или не очень? Раз, два, три, четыре, пять, выбирай, кому играть».

Он взглянул на напарницу, задумчиво теребя обивку сиденья.

-Не хотел заранее обнадеживать тебя. Думаю, тебе хватало поводов для беспокойства. Я прав?

Скалли уловила нотку разочарования в его голосе и испытующе посмотрела на собеседника. Она уже собиралась ответить, но вдруг замерла, и ее взгляд неожиданно смягчился. Скалли отвернулась.

-Да, - тихо согласилась она. - Понимаю. Но почему ты не рассказал мне, когда уже почти добрался до цели?

-Мы не были ни в чем уверены еще пару недель назад. Скалли, ты же знаешь, как проводятся исследования - ученые работают над ними несколько лет, продвигаясь крошечными шагами, и однажды - бум! - все части головоломки складываются в единую картинку. То же самое произошло и у нас. Мы получили последнюю модификацию лекарства всего несколько дней назад.

-Значит, твое «самоубийство», - Скалли гневно выплевывала слова, - произошло сразу после появления этой модификации?

Малдер повесил голову.

-Не совсем, - признался он.

-Что значит «не совсем»?

-Я знал, что мы уже близко. Это был отчаянный шаг, Скалли. К тому же, ты предоставила мне прекрасную возможность покончить с собой. Я не мог ее упустить.

Малдер увидел по выражению лица напарницы, что ее озарило понимание, и собрался с духом, предвосхищая ее реакцию. Агент ожидал от Скалли несколько тщательно подобранных ругательств, возможно - еще один удар в челюсть, но оказался совершенно неподготовленным к последовавшим словам. Скалли проговорила их негромко, но отчетливо, и каждое слово было нацелено на то, чтобы глубоко и беспощадно ранить.

-Будь ты проклят, Малдер. Ненавижу тебя за то, что ты сделал со мной.

Он страдальчески закрыл глаза и откинулся на спинку сиденья. В своем воображении Малдер слышал от нее эти слова множество раз. Бессчетными ночами просыпался в холодном поту, хватая ртом воздух, со звучащими эхом в голове проклятиями. Худшими из этих кошмаров были те, в которых слова принадлежали не Скалли. Иногда их произносила Саманта.

«Ты не понимаешь, - убеждал он ее. – Дело не во мне, давно уже не во мне. Я не собирался ничего доказывать своим поступком, Скалли. Лишь пытался спасти твою жизнь».

Но Малдер не стал этого говорить, наклонился вперед, снова преисполнившись решимости, и сказал:

-Я не могу повлиять на твои чувства, Скалли. Но поступил так, как должен был. Ты получила шанс остаться в живых. Я не собираюсь врать тебе. Не могу сказать, что легко решился на этот шаг. Он дался мне чертовски тяжело. Но и извиняться я не собираюсь. Что сделано – то сделано, и мне придется иметь дело с последствиями.

Он колебался минуту, опустив глаза.

-Даже если это означает потерять тебя.

Минуту царило молчание. Затем последовал заносчивый ответ:

- Я и не подозревала, что меня можно потерять. Разве я когда-то была твоей, Малдер?

Он взглянул на нее, пытаясь отыскать на лице напарницы хотя бы намек на юмор, которого не уловил в ее голосе. Нет. Ничего, кроме абсолютного гнева. Малдер криво ухмыльнулся. Он не мог не удивиться тому, как трудно ей, должно быть, оставаться честной с ним, если она не до конца откровенна сама с собой.

Единственное, в чем Малдер был уверен, так это в том, что они по-прежнему принадлежат друг другу -по своей воле или вопреки ей. Осознание и принятие этого факта происходило незаметно, постепенно в течение нескольких лет, и в конце концов эта мысль стала для него такой же привычной и естественной, как дыхание. Очевидно, Скалли еще не пришла к этому прозрению. А теперь, возможно, вообще не придет. Взаимопонимание должно наступить прежде, чем слова облекутся в чувства. Прежде, чем эти слова будут произнесены вслух, а союз - скреплен печатью.

-Хорошо, Скалли, - сказал он. – Пусть будет по-твоему. Главное, чтобы ты была счастлива.

-Я буду счастлива узнать, зачем ты инсценировал свою смерть. Все, что ты рассказал мне до этого момента, мне вполне понятно. Я не утверждаю, что верю всему, но твой поступок для тебя вполне типичен, и в нем даже есть определенная логика.

Напарник робко взглянул на нее. Скалли так ничего и не поняла. Пристально посмотрев на Малдера, она спросила:

-Зачем надо было заходить так далеко? Придумывать весь этот обман?

Малдер возвратился мыслями на несколько недель назад, к моменту, когда они обнаружили пришельца. Вспомнил абсолютную убежденность Скалли в том, что поиски были спровоцированы чьей-то глупой шуткой. И ее непоколебимую, твердую, как камень, веру в ту чушь, что наплел ей Майкл Кричгау.
Что толку рассказывать ей? Она не поверит ни единому слову. Скалли приняла решение и не собиралась отступать. Доклад, с которым агент выступила перед специальным комитетом на следующий день после «самоубийства» Малдера, красноречиво проиллюстрировал ее точку зрения.

Для Скалли напарник был не более чем козлом отпущения, пешкой, чью жизнь целиком и полностью планировали и держали под контролем силы, ему не подвластные. Все, начиная от похищения Саманты и до ее собственного. От всех расследований и всех собранных улик до той самой истины, которую они искали. От Орегона до Аляски. От Пуэрто-Рико до России и Китая. От жизни к смерти и обратно. Все ради того, чтобы Малдеру выпала честь объявить миру, что он сам являлся доказательством существования внеземной жизни.

Что за дерьмо!

Если добавить к этому тысячи независимых наблюдений, существование бактерий внеземного происхождения, все свидетельства, которые были либо использованы в интересах правительства, либо надежно сокрыты в их документах, то массовый заговор очевиден. Всемирный заговор. Сфабрикованный и приведенный в исполнение, чтобы убедить Фокса Малдера в том, что все, во что он хотел верить, – правда. Полная
чушь. Нужно быть самым самонадеянным придурком на свете, чтобы в нее поверить.
Малдер не сомневался в своей значимости для безымянных заговорщиков из консорциума. Но агент был нужен им не для того, чтобы высмеять, испортить ему репутацию и выставить дураком перед лицом общественности. Все было гораздо сложнее и запутаннее, чем просто задача вывести Малдера из игры. Это не имело смысла. Если агент настолько серьезно угрожал их конечной цели – какой бы она ни была – пустить пулю в голову было бы гораздо проще и безопаснее. Что значила смерть одного человека, одного фанатика, в сравнении с десятками и, возможно, тысячами жизней, которые они уже отняли?

Малдер знал – он все еще дышал только благодаря значимости своей работы. До сих пор был жив только по одной, вполне конкретной, определенной причине. И ее-то он и хотел выяснить.

Подняв глаза, Малдер увидел, что Скалли наблюдает за ним с угрюмым и в то же время нетерпеливым выражением лица. «Я могу рассказать лишь то, что знаю, - подумал он. – Остальные решения принимать ей».

-Эй, Скалли, - выпалил он. – Тебе не кажется странным, что я сейчас здесь?
Для типичной позы Скалли не хватало лишь скрещенных рук. И то только потому, что ее рука болела. Но язвительный взгляд был на месте.

-Что ж, Малдер, - объявила она, - учитывая тот факт, что неделю назад я опознала тело, которое приняла за твое, да, думаю, чертовски странно, что ты сейчас здесь.

Он ответил на ее колкость слабой улыбкой.

-Это не совсем то, что я имел в виду. Но твою точку зрения я понял. – Он замолчал и прикусил нижнюю губу, раздумывая, с чего начать. – Я много размышлял последние месяцы, Скалли. О своей работе и своей жизни. О тебе. О том, чем мы занимаемся и кто мы на самом деле. Но есть одна вещь, которую я не могу понять.

-Вот как, - пробормотала она. – Не терпится услышать.

Эту язвительное замечание Малдер пропустил, понимая, что у Скалли было полное право на сарказм. Насмешки куда лучше удара в челюсть, хотя про себя он отметил, что ее слова ранили ничуть не меньше.

– Если вспомнить некоторые мои поступки за последние пять лет, ты увидишь - кое-что не вписывается в общую картину.

-Что ты имеешь в виду?

-Подумай, Скалли, - есть ли в Бюро еще агенты, которые натворили хотя бы вполовину меньше меня и вышли сухими из воды? Отделавшись лишь официальным выговором в личном деле? Черт, да уже после фиаско с Роучем меня должны бы пнуть под зад. Я уж не говорю о целой дюжине провалов до и после того расследования. Но меня не вышвырнули. Ты когда-нибудь задумывалась об этом, Скалли?

Она не торопясь обдумывала ответ, и Малдер терпеливо ждал, пока она сформулирует свою мысль.

-Думаю, - наконец сказала Скалли, – причина в том, как ты себя поставил. И в Скиннере, который, похоже, питает к тебе слабость. Почему - одному Богу известно.

Малдер тихо усмехнулся, и ему показалось, что на лице напарницы проскользнула тень улыбки. К счастью для него, Скалли не только редко выходила из себя, но и умела быстро прощать. Глупо надеяться, что угроза миновала, -ее гнев только-только начал остывать. Не повредило и то, что он подсунул ей очередную головоломку. Скалли любила головоломки.

-Мне неприятно сообщать тебе об этом, Скалли, но Скиннер питает слабость отнюдь не ко мне. – Малдер пожал плечами и продолжил:

– В любом случае, все не так просто. Меня, конечно, все еще поддерживают анонимные покровители, но они не идут ни в какое сравнение с теми, что были у меня до того, как сенатор Мэтсон провалил последние выборы. И дело не в том, что мои выходки оставались незамеченными. Я никогда не пытался их скрыть. Меня хоть всю жизнь могли прятать в подвале, но поговорка «с глаз долой - из сердца вон» тут не подходит, верно? И генеральный директор явно не мой поклонник. Так почему же я все еще работаю в ФБР? Кому нужно, чтобы я оставался там? И зачем?

Малдер дал Скалли несколько секунд и затем продолжил:

-Как получилось, что я все еще жив?

Собственные слова поразили Малдера, и, пристально посмотрев на Скалли, он уточнил:

-То есть, жив на самом деле. Ты понимаешь, о чем я. Похоже, у меня больше жизней, чем у кошки. Следуя здравому смыслу, я давно должен был погибнуть. Наши враги не раз имели возможность выследить и прикончить меня. Но тем не менее не сделали этого. Никогда не задумывалась, почему?

Малдер замолчал, но вдруг у него в голове мелькнула свежая мысль. Не успев обдумать ее до конца, он принялся излагать:

-Если уж на то пошло, почему они не застрелили тебя? Почему именно рак? Он убивает медленнее пули.

Несколько секунд они не спускали друг с друга глаз, затем Скалли опустила голову и, снова взглянув на напарника, сказала:

-Малдер… - Она вздохнула и открыто посмотрела на него. – Это крайне неправдоподобная теория, которая ставит тебя в центр всего происходящего.

-Еще более неправдоподобная, чем история Майкла Кричгау, в которую ты поверила целиком и полностью?

Скалли плотно сжала губы, и на ее лице появилась такая недовольная гримаса, будто она только что съела лимон. «Ох, - подумал Малдер. – Кажется, я сболтнул лишнее. Остынь, Малдер. Соберись».

Задумчиво потерев подбородок, он сказал:

-Эй, Скалли, мы не настолько далеки от истины, если подумать. Просто приближаемся к ней с разных концов. Ты убеждена в том, что внеземной жизни не существует, а меня использовали, чтобы преумножать ложь, призванную скрывать вину правительства за эксперименты над людьми, в которые ты веришь.

Малдер подождал, пока напарница не кивнула в знак того, что его слова стали подтверждением ее мыслей.

-С другой стороны, я верю в существование пришельцев и в то, что они работают не только совместно с правительством, но со и всемирным консорциумом.

- А какова твоя роль во всем этом, Малдер? Как ты вписываешься в свою собственную теорию?

-Не знаю, - признался он. – Мое призвание куда серьезнее, чем просто исполнять роль козла отпущения. Изначальный замысел глубже и сложнее, Скалли. Единственное, что я знаю наверняка, – меня оставили в живых, чтобы я мог продолжать работу над «Секретными материалами». По какой-то неведомой причине моя жизнь важна для них. Возможно, сейчас, когда я «мертв», их мотивы прояснятся.

Некоторое время они оба хранили молчание, погрузившись в собственные мысли. Наконец, Малдер закрыл глаза и откинулся на спинку сиденья, убаюканный тихим монотонным шуршанием колес фургона, отмеряющих мили. Он слишком устал, чтобы продолжать разговор, и был благодарен Скалли за то, что ее присутствие помогло ему быстрее заснуть. Спустя некоторое время Малдер подскочил от звука голоса зовущей его по имени напарницы.

-Значит, ты сфабриковал самоубийство, чтобы спровоцировать реакцию консорциума? Я права?

Малдер с трудом открыл глаза и посмотрел на Скалли, широко зевая, затем вытянул ноги и положил их на подлокотники впереди стоящего сиденья, скрестив руки за головой.

-Отчасти, да.

-А в остальном?

Малдер протянул руку и открыл маленький холодильник, стоявший рядом с сиденьем Скалли, достал бутылку холодного чая и протянул ее напарнице.

-Нет, спасибо.

-Пей, Скалли. Тебе нельзя снова доводить себя до обезвоживания.

Ее виноватый взгляд доставил ему удовольствие. Скалли молча взяла бутылку и, нарочито медленно открутив крышку, сделала глоток. Довольный, Малдер вынул вторую бутылку и осушил ее в четыре длинных глотка.

-Говорю же, я много думал об этом. И чем больше я думал, тем яснее понимал: чтобы выяснить, как спасти тебя и укрыть в безопасном месте, нам нужно устранить самое большое препятствие на нашем пути. Беспокоиться следовало не о Курильщике и не о членах теневого кабинета, с которыми он работает. Есть враг, который представляет для нас куда большую опасность, чем все они вместе взятые. Чтобы наш план сработал, я должен был убедиться, что он вне игры.

-И кто бы это мог быть? – спросила Скалли. – Кто наш самый злейший враг, Малдер?

Он пристально посмотрел на нее и ответил:

-Я.




*************
*MUFON - TheMutual UFO Network - некоммерческая организация, которая изучает зарегистрированные случаи наблюдения за НЛО
__________________
Жизнь - это куча всякой фигни, которая происходит (с) Гомер Симпсон
RedHead вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.05.2012, 12:24   #27
АlenaS
Scully is already in love
moderator
 
Аватар для АlenaS
 
Регистрация: 19.02.2012
Адрес: Пряжка зовет
Сообщений: 2,113
По умолчанию

Вот спасибо. С каждой главой все интересней и увлекательней.
АlenaS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.05.2012, 13:39   #28
mlasto4ka
новичок
 
Аватар для mlasto4ka
 
Регистрация: 29.05.2012
Адрес: vrn
Сообщений: 5
По умолчанию

Аааа!
Прочла залпом!такиие эмоции!!!
Жду с величайшим нетерпением продолжения..
mlasto4ka вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.05.2012, 07:09   #29
tigryonok_u
Маленький фонарщик
 
Аватар для tigryonok_u
 
Регистрация: 20.09.2010
Адрес: Красноярск
Сообщений: 102
По умолчанию

mlasto4ka, а вот и Маська зарегилась Гы Привет.

Да, фик приятный... хочу проду.
__________________
Как сделать воду из камня, из олова золото, лед заставить гореть
Мне известно. Только душу, что на двое вспорота
Не согреть...
tigryonok_u вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.05.2012, 11:34   #30
mlasto4ka
новичок
 
Аватар для mlasto4ka
 
Регистрация: 29.05.2012
Адрес: vrn
Сообщений: 5
По умолчанию

tigryonok_u, да,я рамширяюсь))
Буду стараться успевать везде
mlasto4ka вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 14:41.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot