Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Творчество по сериалу Секретные материалы > TXF: законченные переводы

Ответ
 
Опции темы
Старый 17.05.2018, 17:22   #61
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Наглость второе счастье. В случае с Дианой.
Думаю ша на Малдера насядут родственники.
Спасибочки за кусочки.
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.05.2018, 12:47   #62
MrsSpooky
посвященный
 
Аватар для MrsSpooky
 
Регистрация: 25.02.2009
Адрес: Saint Petersburg - the сity on the Neva river
Сообщений: 1,418
По умолчанию

Глава 3
Март 1864 года
В окрестностях Вашингтона

День, когда в лагерь прибывает гонец, выдается первым по-весеннему теплым. Малдер как раз помогает Скалли и Йоргенсену организовать бейсбольный матч; они обсуждают, как разделить шестнадцать мужчин (ну, пятнадцать мужчин и одну женщину) на команды, когда Скалли внезапно хватает Малдера за руку и широко распахнутыми глазами смотрит на что-то поверх его плеча.

Малдер разворачивается и видит спешащего к ним полковника Скиннера… а позади него Джеймса с пугающе серьезным выражением на лице, выглядящего совершенно не в своей тарелке. Малдер готов поклясться, что его сердце на миг останавливается. Стоящие вокруг мужчины отдают честь Скиннеру, но Малдер едва удостаивает его взглядом, спеша навстречу Джеймсу.

- Что случилось? – спрашивает он у него. – Что происходит?

- Вам надо вернуться домой, мастер Фокс, - говорит Джеймс. – Вашей матери нужно, чтобы вы как можно скорее вернулись.

- Она в порядке? – допытывается Малдер. – Она больна?

Джеймс качает головой.

- Она в порядке – не больна и не ранена. Она просто… - Он замолкает, смотря на собравшихся позади Малдера солдат, которые внимательно прислушиваются к разговору. Скиннер следит за его взглядом и встает между Малдером и остальными своими людьми.

- Расходитесь, ребята, - приказывает он им, и все мгновенно подчиняются, за исключением Скалли, которая остается рядом с Малдером.

- Дело в вашем отце, Фокс, - продолжает Джеймс. – И вашей сестре.

Малдер внезапно ощущает стеснение в груди и не может совладать с дыханием; Скалли же издает пораженный вздох.

- Что… - Малдер сглатывает и обнаруживает, что не может говорить, не может заставить себя спросить, что случилось, в порядке ли Саманта. Он чувствует приступ головокружения и покачивается на нетвердых ногах; увидев это, Скалли ступает ближе и позволяет ему опереться на свое плечо.

- Начните с начала, - удивительно спокойным голосом просит Скалли Джеймса. – Расскажите, что случилось.

- Ваш отец и мистер Спендер поссорились два дня назад, - принимается за объяснение Джеймс. – Не знаю, из-за чего, но уверен, что точно никогда не слышал, чтобы они так друг на друга кричали. Никогда не слышал, чтобы ваш отец так кричал вообще на кого-либо, даже на вас. Мистер Спендер выскочил прочь, а ваш отец велел мне приказать слугам собрать их с миссис Малдер и мисс Самантой вещи, так как он хотел на некоторое время увезти их в другое место.

- Куда? – спрашивает Малдер, но Джеймс качает головой.

- Не знаю, он мне не сказал. Я сделал, как было велено, приготовил все сегодня к ланчу. Они хотели поесть и потом планировали отправиться в путь, так что я был в гостиной, следил за последними приготовлениями. В передней возникла какая-то суета, и я услышал, как мистер Спендер и ваш отец кричат друг на друга. Мистер Малдер кричал, что сделка отменяется, что он никогда не соглашался на… не знаю, я не вполне разобрал, о чем они орали, но это было как-то связано с мисс Дианой, с чем-то, что они с мистером Спендером делали за спиной вашего отца.

- Так, значит, твой отец не знал о планах Дианы, - тихо замечает Скалли, и, несмотря на всю серьезность ситуации, тугой узел в груди Малдера немного ослабевает. Его отец, по-видимому, не участвовал в плане по выманиванию информации из своего сына, за что тот весьма благодарен.

- Что случилось потом, Джеймс? – спрашивает он. – Спендер… причинил вред Саманте? Или отцу?

- Не он, - отвечает Джеймс. – С ним был еще один более молодой мужчина. Он и раньше посещал дом во время встреч и обедов, устраиваемых вашим отцом.

- Алекс? – уточняет Малдер. – Его звали Алекс?

Джеймс кивает.

- Верно, - соглашается он. – Алекс. Мистер Спендер сказал вашему отцу, что план уже составлен, и он согласился исполнить свою роль, а до всего остального ему не должно быть дела, и раз вашему отцу нужно напоминание, то он, мистер Спендер, будет более чем счастлив освежить ему память.

Скалли сильнее сжимает руку Малдера.

- Что он сделал, Джеймс? – спрашивает Малдер угрожающе низким голосом, про себя уже планируя соответствующее отмщение Спендеру, Алексу, Диане и всем тем, кто причинил зло его семье.

- Тот другой мужчина – этот Алекс – он схватил вашу сестру и потащил ее к выходу. Она здорово упиралась, но он намного сильнее, так что у нее просто не было шанса. Ваш отец обругал мистера Спендера последними словами и бросился на него, но мистер Спендер… - Джеймс на миг замолкает, с трудом сглатывая. – Мистер Спендер вытащил пистолет и выстрелил в вашего отца.

У Малдера снова ноги подкашиваются, и полковник Скиннер поспешно встает рядом с ним, чтобы помочь Скалли его поддерживать. Перед глазами у него все мутнеет, и он лишь смутно осознает, что Скалли продолжает расспросы.

- Джеймс, он… - Ее голос замирает.

- Нет, мисс… я имею в виду, мистер Скалли, он не мертв, по крайней мере, был жив, когда я покидал дом. Пуля попала в плечо. Не думаю, что мистер Спендер намеревался его убить, по крайней мере, не сразу. Он сказал вашим родителям, что надеется, это гарантирует их сотрудничество, и ушел вместе с Алексом и Самантой.

- Отцу вызвали врача? – спрашивает Малдер и чувствует, как его желудок ухает куда-то вниз, когда Джеймс качает головой.

- Я съездил в город, но мистер Спендер, должно быть, заплатил доктору в Калпепере или запугал его, потому что тот отказался ехать со мной. Так что я прибыл сюда, мастер Фокс. Я не знал, куда еще мне отправиться.

- Вы поступили правильно, - говорит Скиннер, беря на себя контроль над ситуацией. – Полковник Малдер, я предоставляю вам увольнительную. Берите столько времени, сколько нужно, чтобы навестить отца и выяснить, что можно сделать для помощи вашей сестре.

- Сэр, я… - Скалли даже не успевает договорить свою мысль, потому что Скиннер обрывает ее на полуслове, предвосхищая ее просьбу.

- Да, лейтенант Скалли, вы поедете с ним, - добавляет он. – Я также пошлю лейтенанта Томаса за капралом Цукерманом, после чего отправлю его и всех, кого он затребует, вместе с вами, чтобы по возможности помочь отцу Малдера. Можете не возвращаться в лагерь, пока дело не будет сделано, и если вам потребуется дальнейшая помощь, напрямую обращайтесь ко мне.

Малдер преисполняется благодарностью к своему командиру.

- Спасибо, сэр, - говорит он. – Я этого не забуду.

Скиннер отрывисто кивает.

- Я бы поехал с вами, если бы мог, - добавляет он. – Но исчезновение бригадного командира вызовет куда больше вопросов, чем отъезд полковника.

- Понимаю, сэр, - говорит Малдер, и, не добавив больше ни слова, они со Скалли на бегу велят подать их лошадей. Несколько минут спустя они уже скачут галопом прочь из лагеря вместе с Джеймсом и капралом Цукерманом, несясь в Калпепер с головокружительной скоростью.

Они въезжают на ведущую к дому подъездную дорожку уже ночью, едва не загнав лошадей. Свет горит почти в каждом окне, а на ступенях главного входа несет дозор молодой раб, нервно сжимавший в руках винтовку. Узнав новоприбывших, он явно расслабляется, особенно когда Джеймс спрыгивает с коня и приближается к парнишке, обнадеживающе похлопав его по плечу.

- Отличная работа, Дэниел, - говорит он ему. – Пойди позови грумов, чтобы забрали лошадей, ладно?

Парнишка кивает и уходит, исчезая в темноте позади дома. Малдер вне себя от беспокойства стремительно поднимается по ступеням и влетает в переднюю; Скалли следует за ним по пятам.

- Мы поместили вашего отца в его спальне, мастер Фокс, - сообщает ему Джеймс на ходу. Малдер кивает и направляется к лестнице, жестом велев капралу Цукерману следовать за ним. Они перескакивают через две ступени за раз и затем бегом устремляются по коридору к указанной комнате.

Двойные двери в хозяйскую спальню открыты, но в камине вовсю пылает огонь, так что в комнате по-настоящему тепло. У камина сидит служанка, время от времени помешивающая поленья. На кровати поверх одеял лежит голый по пояс Билл Малдер; его глаза закрыты, лицо бледно, а левое плечо забинтовано окровавленными бинтами. Над ним вовсю суетится Тина Малдер, и, когда Малдер заходит в комнату, она переводит на него взгляд. На ее изможденном лице застыло выражение отчаяния, но при виде следующего за Малдером капрала Цукермана она широко распахивает глаза от ужаса.

- Фокс! – восклицает она. – Что ты тут делаешь? Кто это?

- Он здесь, чтобы помочь, матушка, - заверяет ее Малдер, подходя к ней и, взяв ее за руку, отводит в сторону от кровати, чтобы дать Цукерману место для обследования его нового пациента. – Это капрал Цукерман – тот самый хирург, который спас жизнь Скалли прошлой осенью, когда она была ранена. – Он слишком поздно замечает свою оговорку, но, к счастью, Тина полностью сосредоточена на муже, а потому просто не замечает ничего другого. Веки Билла Малдера подрагивают при звуке голоса его сына.

- Фокс, - хрипит он, и Малдер осторожно садится на край постели, наклоняясь вперед и стараясь никак не задеть его.

- Я здесь, отец, - говорит он. – Я привез того, кто сможет помочь вам.

- Они забрали… - Билл замолкает, делает несколько мелких вдохов и снова продолжает: - Они забрали твою сестру, Фокс. Спендер… Алекс… они забрали ее. Тебе нужно…

- Знаю, отец, - отвечает Малдер. – Я намерен отправиться за ними и вернуть ее домой, но мне нужно знать: куда они ее увезли?

- Есть… есть дом к югу от Фредериксберга, - говорит Билл. – Он принадлежит Чарльзу. Он использует его для хранения товаров, которые привозит на юг, когда хочет избежать внимания. Когда у него есть что-то, чем ему не хочется делиться. – Билл шипит от боли, когда Цукерман осторожно снимает повязку с его плеча. – Остальные… они не одобрят… - Он замолкает и судорожно втягивает воздух, когда Цукерман аккуратно прощупывает рану. – Они не одобрят того, что Чарльз забрал Саманту. Он не отвезет ее туда, где ее кто-нибудь может увидеть.

Малдер разворачивается к Джеймсу.

- Найди карту местности вокруг Фредериксберга, - говорит он. Джеймс кивает и выходит за дверь, а Малдер разворачивается обратно к Цукерману. – Насколько все серьезно? Вы сумеете его вылечить?

- Он может потерять руку, - отвечает тот, - но я намерен сделать все от меня зависящее, чтобы этого не допустить. Но он по меньшей мере лишится возможности пользоваться ею. – Он переводит взгляд на Тину. – Мэм, есть тут еще сильные мужчины, которые могли бы помочь держать вашего мужа? Пуля все еще в ране. Нельзя позволять ему метаться, пока я буду извлекать ее, иначе есть риск причинения еще большего вреда.

Тина ломает руки, закусив губу.

- Есть полевые работники, - говорит она, - и грумы, но мой муж никогда не позволяет им входить в дом.

Малдер раздраженно стонет.

- Бога ради, матушка, - говорит он, - сейчас не время из-за этого беспокоиться! – Он разворачивается к горничной, склонившейся над камином. – Пойди найди троих или четверых мужчин, которые могут прийти и помочь, - говорит он ей. – Приведи их сюда немедленно. – Девушка выглядит испуганной, но покорно встает и выбегает прочь, не сказав ни слова. Джеймс минует ее в дверях, сжимая в руке карту, которую тут же передает Малдеру - тот сразу же ее разворачивает. Жестом здоровой руки Билл просит сына поднести карту ближе. Он изучает ее, прищурившись, и вскоре указывает на лесистую местность к югу от решетки линий, представляющих собой сам Фредериксберг.

- Это здесь, - хрипит он. – В самом центре этого леса. На этой дороге здесь… - Он закрывает глаза и делает глубокий вдох, после чего вновь их открывает и продолжает: - Есть необозначенное на карте ответвление. С дороги дом не видно… как и из дома дорогу.

Малдер кивает.

- Я прямо сейчас туда отправлюсь, - заверяет он отца и переводит взгляд на Скалли. – Ты…

- Разумеется, я поеду с тобой, - отвечает она, не дав ему возможности закончить, но Малдер качает головой. Он не станет рисковать ею, не в этот раз.

- Я не это собирался сказать, - продолжает он и, увидев, как в ее глазах мгновенно вспыхивает гнев, понимает, что без боя она не сдастся. – Я хочу, чтобы ты осталась здесь, с моей матерью, и по возможности помогла капралу Цукерману.

- Нет, Малдер, - отвечает она. – Ты не поедешь за Самантой один. Ты не можешь.

- Скалли, пожалуйста, - умоляет он. – Весьма вероятно, что это все плохо кончится. Я не могу рисковать еще и тобой.

Но взгляд Скалли ничуть не смягчается.

- И куда менее вероятно, что я потеряю тебя, если буду рядом, Малдер, - настаивает она. – Ты знаешь, что правда на моей стороне. Я тебе понадоблюсь.

- Ты понадобишься мне живой, Скалли, - заклинает он ее. – Не заставляй меня приказывать тебе остаться.

- Можешь попытаться, - отвечает она. – Этому приказу я не собираюсь подчиняться.

- Думаю, вам, возможно, следует прислушаться к ней, мастер Фокс, - встревает Джеймс. – Вы не знаете, сколько у мистера Спендера там людей. Вам может понадобиться кто-то, кто будет вас прикрывать. Или тот, кто заберет вашу сестру и сбежит с ней, пока вы будете держать их на мушке. Возможно, вам придется выносить мисс Саманту оттуда, а в таком случае вы не сможете защищаться.

- Прошу прощения, но она права, сэр, - вносит свою лепту капрал Цукерман. – Вы и понятия не имеете, что вас там ждет. Я бы на вашем месте взял ее с собой вместе с вызвавшим вас человеком, если он согласится.

Джеймс согласно кивает. Билл тем временем недоумевающе смотрит на них.

- «Она»? – спрашивает он. – Что за «она», о ком вы говорите, Фокс? – Малдер, Скалли, Джеймс и капрал Цукерман, кажется, одновременно задерживают дыхание. Тина переводит взгляд с мужа на сына, хмурясь. Малдер косится на Скалли, которая вздыхает и пожимает плечами, что, по его мнению, означает: давай, говори уже.

- Отец, матушка, - внутренне подобравшись, начинает он, - позвольте представить вам вашу будущую сноху, мисс Дану Скалли.

Стоящая рядом с ним Скалли натянуто улыбается и снимает фуражку, тогда как Малдер собственнически кладет руку ей на поясницу.

- Мы не так планировали вам все рассказать, - извиняющимся тоном добавляет она. Билл и Тина внимательно ее изучают, и, похоже, на них одновременно снисходит озарение. Они широко распахивают глаза и переводят взгляд на сына.

- Женщина, - говорит Билл, после чего кашляет и переводит дух. - Твой лейтенант женщина.

- Женщина, - подтверждает Малдер. - И когда война закончится, она станет моей женой.

Тина открывает рот, чтобы, вероятнее всего, задать совершенно неуместные сейчас вопросы о Диане, семье Скалли, ее приданом и репутации в ее родном городе, но потом, видимо, понимает, что на все это сейчас нет времени. И так как Малдер чувствует, что его жизнь подвергнется серьезной опасности, если он огорошит этой новостью родителей, а потом оставит Скалли разбираться с последствиями одной (особенно, когда до его матери дойдет, что это самая женщина делила с ее сыном палатку в течение многих месяцев), ему ничего не остается, как только уступить требованию Скалли и взять ее с собой.

- Нам надо отправляться немедленно, если мы вообще намерены ехать, - говорит он. – Мы не знаем, сколько времени Спендер продержит Саманту в одном месте, или даже там ли она вообще. Нам нужно поторопиться.

Отец протягивает ему здоровую руку, и Малдер стискивает ее в своей.

- Возвращайтесь невредимыми, - просит Билл. – Вы все.

Он задерживает взгляд на Скалли, и Малдер видит, что у отца имеется к ним множество вопросов, однако, к счастью, он понимает, что сейчас неподходящее время, чтобы их задавать.

- Мы вернемся, как только сможем, отец, - обещает Малдер. – С Самантой. И если Чарльз Спендер думает, что способен остановить меня… - Он замолкает, осознав, что говорит о возможности убийства закадычного друга своего отца.

- Делай то, что должен, Фокс, - говорит Билл со стальным блеском в глазах и ледяным холодом в голосе. – Любой человек, угрожающий моим детям, мне не друг. Больше нет.

От внимания Малдера не ускользает, что отец употребил слово «дети», а не просто «ребенок». Он включил в их число и своего сына, ясно давая понять Малдеру, что что бы ни задумывали Чарльз Спендер и Диана, как бы они ни планировали использовать его, он, Уильям Малдер, в этом не участвовал.

Скалли будет твердить «я же тебе говорила» всю дорогу до Фредериксберга.

Кивнув отцу и поцеловав мать в щеку, Малдер разворачивается и стремительно покидает хозяйскую спальню вместе со следующими за ним по пятам Скалли и Джеймсом. Он заходит в свою собственную спальню, где достает из сундука одну из охотничьих винтовок, подаренных ему отцом в детстве, и уже было передает ствол Джеймсу… но внезапно останавливается.

Пока что Джеймсу никто слова не давал. Малдер не может и не станет приказывать ему отправляться с ними. Он нисколько не сомневается в том, что Спендер будет еще меньше колебаться перед выстрелом в раба, чем перед выстрелом в самого Малдера.

- Джеймс, тебе стоит остаться, - решительно заявляет он. – Я не хочу, чтобы ты тоже рисковал своей жизнью. Достаточно уже и того, что ты в одиночку отправился за мной в лагерь. Тебе следует остаться и помочь капралу Цукерману ухаживать за отцом.

Джеймс упрямо выпячивает челюсть и решительно забирает ружье у Малдера.

- Я хочу поехать, - заявляет он. – Не ради вашего отца, не ради вашей матери и даже не ради вас, Фокс. Я хочу поехать, потому что мисс Саманта милая, добрая душа – самая добрая из всех, кого я знаю, и я не сомневаюсь, что, окажись я в беде, она бы не колеблясь пришла мне на выручку. – Он перекидывает винтовку через плечо. – Нам пора заканчивать тратить время попусту и отправляться уже в путь.

Не дожидаясь ответа Малдера, он разворачивается и выходит из комнаты. Малдер и Скалли обмениваются взглядами.

- Как думаешь, можем мы нанять его, когда поженимся? – спрашивает его Скалли. – Для ведения нашего хозяйства? Если мы предложим ему хорошее жалованье?

Малдер усмехается ей.

- Я и сам собирался это предложить, - говорит он. Улыбнувшись в ответ, она берет его за руку, и они вместе покидают спальню, спеша догнать Джеймса.
__________________
Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать...
В. Цой
MrsSpooky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.05.2018, 17:46   #63
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Держу кулаки за Саманту хоть бы тут она выжила.
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.05.2018, 11:43   #64
MrsSpooky
посвященный
 
Аватар для MrsSpooky
 
Регистрация: 25.02.2009
Адрес: Saint Petersburg - the сity on the Neva river
Сообщений: 1,418
По умолчанию

***
Глава 4
Март 1864 года
В окрестностях Фредериксберга, Вирджиния

Вместо того чтобы оседлать лошадей, на которых они приехали и которых все еще чистили и поили, Малдер, Скалли и Джеймс берут трех свежих коней и галопом скачут на юг в сторону Фредериксберга. По дороге они не разговаривают, но Малдер время от времени замечает направленные на него обеспокоенные взгляды Скалли, все всякого сомнения боявшейся того, что он сделает что-нибудь необдуманное и глупое, и ей придется вмешаться.

«Не беспокойся, Скалли, - хочется ему сказать. – Я не заставлю тебя рисковать своей жизнью, чтобы устранить последствия моей глупости». Если бы она осталась в доме, все было бы по-другому, и он не стал бы вести себя столь осторожно; теперь же он твердо намерен сделать так, чтобы все они вышли из этой переделки живыми. Скалли не может вечно рисковать собой ради него, а Джеймс, которому семья Малдера уже должна больше, чем когда-либо сумеет отплатить, вовсе не обязан расплачиваться за доброту одной маленькой девочки своей жизнью.

Они по возможности держатся неосновных дорог, избегая встречи с другими путниками, делая большой крюк вокруг Фредериксберга и направляясь от него на запад. Когда они достигают Майн Роуд, то впервые поворачивают на восток, после того как Малдер сверяется с едва различимой в лунном свете картой.

- Нам туда, - говорит он им. – Сразу за перекрестком с Лансдаун Роуд, не доезжая до ручья. – Его спутники молча кивают и замедляются, проехав Лансдаун, осматривая подлесок с левой стороны в поисках съезда с дороги. Когда журчание ручья нарушает тишину весенней ночи, Малдера охватывает тревога. Они что, пропустили съезд? Или Спендер как-то умудрился его замаскировать?

- Вон там! – шепчет Скалли, указывая в нужном направлении, и они останавливают коней. И вправду, слева от них в кустарнике есть небольшой проход, недостаточно широкий для того, чтобы сквозь него прошла повозка. Через него и одному всаднику проехать-то можно не без труда. Если бы они специально не искали его, то никогда бы не нашли.

- Нельзя брать лошадей, - бормочет Джеймс. – Шум ручья скроет наши шаги, если мы будет ступать тихо, но не стук копыт.

- Мы можем привязать их через дорогу, под деревьями, - предлагает Скалли, спрыгивая с коня. – Сейчас достаточно темно, так что никакой случайный путник их не заметит.

Джеймс тоже спешивается и следует за ней.

- Мне это не нравится, - возражает Малдер. – Нам будет трудно быстро ускакать, если оставить лошадей здесь.

- Знаю, - соглашается Скалли, - но Джеймс прав. Лошади и так не слишком-то тихо ступают, а если их еще и что-то спугнет, они нас выдадут.

Они оба правы, и Малдеру это отлично известно, но симпатии эта идея у него все равно не вызывает. Он не знает, в каком состоянии Саманта, ранена ли она и сможет ли бежать, или же ему или Джеймсу придется ее нести, и любое расстояние между ними и их средством передвижения лишь еще больше все усложняет. Все же он спешивается и следует за Джеймсом и Скалли, и вскоре их лошади уже привязаны за поводья к низко свисающей ветке, вне зоны видимости с дороги.

По мере их медленного продвижения по тропе вдаль от главной дороги Малдер особо остро ощущает каждую ломавшуюся под его сапогами ветку. Скалли и Джеймс, следовавшие за ним по пятам, двигаются в почти полной тишине, тогда как сам он каким-то образом умудряется издавать максимум звука, несмотря на все свои усилия этого избежать. Видимо, удача все же на их стороне, потому что они никого не встречают по пути, а шум бегущего рядом с тропой ручья скрывает его шаги.

Через пару минут Малдер замечает проблеск света менее чем в пятидесяти метрах впереди. Он жестом показывает остальным пригнуться и осторожно уводит их с тропы в кусты, ближе к ручью. Еще через двадцать метров он различает сквозь деревья край поляны, а в десяти метрах позади – дом (скорее, хижину, в лучшем случае маленький коттедж, если уж проявить снисходительность). Малдер замирает на краю поляны, укрытый от тех, кто мог выглянуть в окна хижины, густыми кустами черники.

Они некоторое время хранят молчание, внимательно изучая объект. Между ним и краем поляны почти нет открытого пространства – от ближайшего к хижине дерева до стены меньше полутора метров голой лесной почвы – так что им не придется беспокоиться о долгой вылазке без всякого укрытия, за что Малдер невероятно благодарен случаю.

В выходящем на поляну окне мелькает чья-то тень. Малдер не узнает мужчину, на миг выглянувшего наружу и затем двинувшегося дальше, и поворачивается за разъяснениями к Джеймсу.

- Это был Алекс? – спрашивает он. – В окне, прямо сейчас?

Джеймс кивает, и Малдер достает пистолет, готовясь к атаке.

- Идем, - шепчет он… но прежде чем у него появляется возможность сорваться с места, Скалли и Джеймс останавливают его, хватая за обе руки.

- Ты спятил, Малдер? – шипит ему на ухо Скалли. – Мы понятия не имеем, сколько там людей, и там ли вообще твоя сестра!

- Она права, - соглашается с ней Джеймс. – Давайте повременим и сначала посмотрим, что удастся выяснить, а потом составим план, который не включает вас, врывающегося туда и размахивающего оружием, словно безумец.

Малдер вынужден признать, что в их словах есть смысл, так что как бы ему это ни претило, он остается на месте, наблюдая за любыми движениями внутри хижины.

Как оказывается, наблюдать-то особо и не за чем: несколько раз мимо окна прогуливается Алекс Крайчек, и однажды Малдер замечает Чарльза Спендера, курящего свою неизменную сигару и иногда жестикулирующего ею, зажатой кончиками пальцев, в споре с Крайчеком. Однако они слишком далеко, чтобы можно было различить слова.

- Надо подойти ближе, - бормочет он. – Нужно увидеть, что происходит внутри.

Скалли бесшумно подается вперед на коленях.

- Позволь мне, - шепчет она. – Я самая маленькая и легкая и могу передвигаться тише вас обоих. – Малдер уже открывает рот, чтобы возразить, но резко захлопывает его при виде ее взгляда. И опять же, она права. Осторожно доставая винтовку, она держит ее наизготовку и поднимается на корточки. – Я сделаю круг вокруг хижины, ближе к стене, - сообщает она им. – А вы оставайтесь здесь.

Как и обещала, Скалли быстро и бесшумно преодолевает расстояние между кромкой леса и хижиной, прижимаясь к обшитой досками стене прямо под окном. Малдер, который с замиранием сердца следит за ее передвижениями, вздыхает с облегчением. Пока она остается у стены, ни Крайчек, ни Спендер не увидят ее, если только не откроют окно и не высунутся наружу.

Скалли начинает обходить хижину, останавливаясь каждые пару метров и прижимаясь ухом к стене в попытке услышать разговоры внутри. Вскоре она исчезает за углом, вызывая у Малдера новый приступ беспокойства. Он начинает считать про себя, прикидывая, когда ему следует ожидать Скалли с другого края дома, если она избежит обнаружения и не напорется на охранников, которых Спендер мог там поставить.

Он доходит до семидесяти девяти, когда понимает, что больше не в силах ждать. Поднимаясь с колен на корточки, он достает пистолет и готовится броситься к хижине, чтобы обойти ее с другой стороны и встретиться со Скалли.

В последнюю секунду Джеймс разгадывает его намерения и снова удерживает его.

- Погодите, - шипит он. – Просто погодите. Дайте ей еще минуту. Мы бы что-нибудь услышали, если бы ее заметили и схватили.

Малдер неохотно подчиняется, но не опускает оружие.

Меньше тридцати секунд спустя Скалли показывается из-за угла. Она на мгновение замирает под окном, а потом несется прочь по поляне. Аккуратно вклинившись между Джеймсом и Малдером, она снова припадает к земле.

- На противоположной стене в досках есть зазор, - говорит она ему. – Недостаточно широкий, чтобы кто-нибудь увидел меня, но и мне не удалось рассмотреть всю хижину. Там только одна комната, никаких перегородок. – Она кивает на угол, который только что обошла. – Саманта там, Малдер. Саманта, Алекс, Спендер и все, если только кто-нибудь не стоял у стены с зазором, вне поля моего зрения.

- Саманта в порядке? – спрашивает Малдер.

- Я не смогла ее толком рассмотреть, но думаю, да, - отвечает Скалли. – Она лежит на койке в углу.

- Ты расслышала, о чем они говорили? – шепчет Малдер, но Скалли качает головой.

- Не особо, - столь же тихо отзывается она, - но похоже, что они спорили.

Малдер закусывает губу, обдумывая ситуацию. Если в хижине действительно только Спендер и Крайчек, то счет в их со Скалли и Джеймсом пользу. Но как им лучше туда проникнуть?

- С какой стороны дверь? – спрашивает он, и она подбородком указывает вправо, на ту стену, из-за которой только что вышла.

- Слегка приоткрыта, - говорит она.

- Так, значит, нас трое, а их двое, - подводит итог Малдер. Скалли мгновенно понимает, что он имеет в виду, и качает головой.

- Если мы ворвемся через дверь, и у одного из них будет время отреагировать на наше появление, они могут причинить вред Саманте, - замечает она.

- Что если нам выманить их наружу? – предлагает Джеймс. – И тогда попробовать обезвредить?

- Я могу спрятаться за деревьями со стороны двери, - вызывается Скалли, - и застрелить их, когда они будут выходить, чтобы не целиться по дому и не рисковать Самантой.

Малдер обдумывает ее слова; предложение Скалли не лишено смысла, к тому же так она будет находиться под прикрытием деревьев, по крайней мере поначалу. В итоге он согласно кивает.

- Хорошо. Я подберусь ближе к двери, но вне зоны видимости. Вы двое спрячетесь у угла хижины. Я создам какой-нибудь шум – буду хрустеть ветками или кустарником - а ты, Скалли, выстрелишь в них, как только они выйдут. Джеймс, ты выстрелишь следом. Если только один из них выйдет, поможешь мне прорваться через дверь.

- А что насчет меня? – спрашивает Скалли. Несмотря на слабый свет, выражение ее лица красноречиво свидетельствует о том, что она прекрасно понимает, почему ему так нравится план.

- Ты перезарядишь и последуешь за нами, - отвечает он. Скалли прищуривается, но согласно кивает. – Тогда выдвигаемся, - добавляет Малдер, и они тихо идут сквозь лес, держась под укрытием деревьев, пока не достигают угла хижины и слегка приоткрытой двери. Скалли высматривает подходящую ветку, на которую можно опустить ствол ружья для большей устойчивости, и внезапно у Малдера возникает такое ощущение, что они снова оказались в полку и готовятся к очередной битве с врагом, не будучи уверенными в успехе, но отчаянно надеющимися на благополучный исход.

Он импульсивно протягивает руку и дотрагивается до ее щеки. Она подпрыгивает от неожиданности и разворачивается к нему лицом. Они ничего не говорят, но в тусклом свете ламп, льющемся из окон хижины он видит, что она чувствует то же самое. Слегка наклонив голову набок, она на миг касается губами кончиков его пальцев и вновь сосредотачивается на стоящей перед ней задаче. Джеймс, внимательно наблюдавший за этой сценой, закатывает глаза, и Малдер застенчиво улыбается ему. Он разворачивается, чтобы отойти в сторону, так что когда – если – Спендер и Крайчек выйдут наружу, не оказаться на линии огня.

Но прежде чем он делает хотя бы один шаг, тишину ночи разрезает внезапный крик.

- Маленькая СТЕРВА! – орет незнакомый голос, принадлежащий, как Малдер понимает, Крайчеку.

- Хватай ее, идиот! – вторит ему Спендер. Мгновение спустя дверь хижины распахивается, и Саманта со связанными впереди руками выбегает наружу – несколько неуклюжая из-за невозможности пользоваться руками для баланса, но все же невредимая. Сердце Малдера радостно подпрыгивает, но тут следом за ней из хижины выскакивает Крайчек – очевидно прихрамывающий, но все равно легко ее нагоняющий. Малдер делает шаг в сторону поляны, намереваясь вырубить Крайчека прежде, чем тот нагонит Саманту, и как следует отделать его, когда вдруг…

БАХ.

Крайчек падает где-то в полуметре от Саманты, и стоящая рядом с Малдером Скалли начинает спешно перезаряжать ружье. Малдер подбегает к Саманте, которая замирает на месте и смотрит с полнейшим недоумением на упавшего Крайчека. Ее удивление лишь усиливается, когда она замечает бегущего к ней старшего брата. Он достигает ее как раз в тот момент, когда из хижины появляется Спендер.

Будь Спендер вооружен, они оказались бы в крайне незавидном положении… но, если не считать неизменной сигары, его руки пусты. Он оглядывает развернувшуюся перед ним сцену: задыхавшегося Крайчека, лежащего на земле и державшегося за грудь, и Малдера с поднятым пистолетом, стоявшего между ним и Самантой.

Еще одна пуля со свистом пролетает рядом с головой Спендера, и, резко развернувшись, он видит бегущих к нему с задней стороны дома Скалли и Джеймса. Похоже, прикинув количество направленного на него оружия, он разворачивается и ныряет в лес прежде, чем Малдер даже успевает прицелиться. Малдер стреляет ему вслед, но промахивается, и Спендер исчезает в темноте за деревьями. Несколько секунд спустя до них доносится стук копыт, постепенно замирающий вдали.

В наступившей тишине все четверо смотрят друг на друга в полнейшем потрясении. Саманта переводит взгляд с Малдера на Скалли, потом на Джеймса и снова останавливает его на брате.

- Фокс? – Она касается все еще связанными руками его груди, словно чтобы убедиться, что он и вправду здесь. – Что ты тут делаешь?

- Мы пришли за тобой, - отвечает он. – Хотя, судя по всему, ты неплохо справлялась и без нас. – Он стряхивает с себя вызванное потрясением оцепенение, вытаскивает из-за пояса нож и, перерезав веревки на запястьях Саманты, потирает покрасневшую раздраженную кожу под ними. – Как ты выбралась?

Она по какой-то причине усмехается Скалли.

- Так же, как Дана попала в армию, - отвечает она. – Некоторые мужчины вечно недооценивают женщин. Я притворилась, что нарыдалась и заснула после того, как они швырнули меня на ту койку. Я подождала, пока они отвлекутся на споры… и так как они оказались слишком тупыми, чтобы связать мне ноги, когда Алекс подошел достаточно близко, я сделала ему подножку и побежала.

При упоминании Крайчека они все переводят взгляды на теперь уже замершее тело на земле в нескольких метрах от них. Скалли осторожно приближается и склоняется над ним, поднося ладонь к его рту, чтобы проверить, дышит ли он, а потом прижимает два пальца к шее в поисках пульса. В следующее мгновение она выпрямляется и качает головой.

- Мертв, - сообщает она. – Что нам с ним делать?

Малдер разворачивается к Джеймсу и Саманте.

- У него есть семья? – спрашивает он. – Нам надо по крайней мере дать им знать. Кем бы он ни был, но у него могла остаться семья – жена и ребенок, зависящие от него.

- Я ничего о нем не знаю, - отвечает Саманта. – Папе, возможно, известно больше… то есть если он… - Она вдруг замолкает, очевидно вспомнив об обстоятельствах своего похищения, и по выражению ее лица Малдер понимает, что из-за стресса и волнения, вызванных побегом и его попыткой освободить ее, она на мгновение позабыла о том, что тогда произошло. – Фокс, - продолжает она дрожащим голосом, - папа…

- Он был в порядке, когда мы уезжали, - заверяет ее Малдер, обняв рукой ее дрожащие плечи. – Мы привезли ему хирурга из лагеря – того самого, что спас жизнь Скалли.

- Дважды, - вставляет та. – Он превосходный врач, Саманта, уверяю вас. Ваш отец в надежных руках.

Сэм делает глубокий вдох и кивает, после чего закрывает глаза и облокачивается на Малдера. Поняв, что она, должно быть, изнурена всем случившимся, он бросает последний взгляд на Крайчека и говорит:

- У нас нет времени его хоронить, и мы не можем взять его тело с собой – это привлечет нежелательное внимание, и я понятия не имею, что с ним делать, когда мы туда доберемся. Я пошлю в военный штаб конфедератов сообщение о том, что он пал в бою. Таким образом, если у него есть семья, они по крайней мере узнают, что он не вернется к ним.

Остальные согласно кивают, одобряя его план.

- Надо уходить, - замечает Скалли. – Мы не знаем, вернется ли Спендер с подкреплением.

- Сомневаюсь в этом, - лаконично отвечает Саманта. – Они с Алексом спорили из-за того, что делать со мной. Кроме Дианы почти никто в их маленьком кружке не одобрит того, что сегодня сделал мистер Спендер – выстрелил в папу и похитил меня. Остальные решат, что он слишком далеко зашел.

- Это может сделать его еще более отчаянным, - вслух принимается размышлять Джеймс. – В попытке вернуть вас, мисс Саманта, и использовать, как рычаг давления. Я не знаю наверняка, что ваш отец отказался делать, но Спендер, вероятно, думает, что если вновь заполучит вас, то сможет использовать в попытке заставить мистера Малдера подчиниться… или вас, мастер Фокс, если ваш отец заартачится.

Малдер обдумывает его слова.

- Тогда мы не можем отвезти тебя домой, - тихо замечает он и добавляет, увидев потрясенное выражение лица Саманты. – Пока Спендер на свободе, ты не можешь чувствовать себя в безопасности. Ситуация слишком рискованная, учитывая, что отец ранен и не в силах защитить тебя, а я вскоре уеду.

- Но куда я поеду? – спрашивает она.

- Что если нам отправить ее к моей семье? – осторожно предлагает Скалли. – В Пенсильванию? Она могла бы остаться с моей матерью до тех пор, пока не будет безопасно вернуться домой.

- Твоя мать не будет против? – уточняет Малдер.

- Уверена, что нет, - убежденно подтверждает Скалли. – И Мелисса все еще дома с ней. Она окажется в отличной компании. – Она разворачивается к Саманте. – Как вы на это смотрите, Сэм? На то, чтобы пожить с моей матерью и сестрой в Вест Честере? У нас далеко не столь роскошно, как в вашем доме в Вирджинии, но с ними вы будет в безопасности столько, сколько потребуется… и что-то подсказывает мне, что вы с моей сестрой легко найдете общий язык.

Сэм закусывает губу.

- Я… я согласна, - говорит она. – Если мне и вправду пока нельзя возвращаться домой.

- Думаю, лучше перестраховаться, - замечает Малдер. – Если Спендер достаточно решительно настроен, чтобы выстрелить в человека, с которым дружил десятилетия, то ничто не помешает ему снова попробовать похитить тебя.

- Но как мы переправим ее туда? – спрашивает Скалли. – Я не могу поехать домой по очевидным причинам и слабо верю в то, что Скиннер отпустит тебя на такой длительный срок – только не в конце марта, когда в любой момент могут снова начаться боевые действия.

- Думаю, - с нечитаемым выражением на лице встревает в разговор Джеймс, - что я мог бы помочь с этим. – Все трое поворачиваются к нему с удивлением на лицах. – Но вначале нам надо убраться отсюда. Давайте вернемся к лошадям, и я все объясню по дороге.

Как бы Малдеру ни хотелось вытянуть из него информацию на месте, он понимает, что Джеймс прав, и они все вместе направляются по узкой тропе к дороге. Их лошади, к счастью, стоят там же, где они их и оставили, и вскоре они уже скачут в направлении Калпепера. Саманта едет вместе с Малдером, сидя в седле впереди него.

Когда между ними и поворотом к хижине Спендера оказывается пять миль, они замедляют коней до легкой рыси, и Малдер поворачивается к Джеймсу.

- Ладно, объясни мне, как нам переправить Сэм в Вест Честер, - просит он. – И потом объясни, почему ты единственный, кто это знает.

- У меня есть… друзья, - нерешительно начинает Джеймс. – Друзья, которым я доверяю и которые могут переправить мисс Саманту в безопасное место. Я не уверен, как много я могу сказать, чтобы не подвергнуть их опасности.

- Да брось, Джеймс, ты же знаешь, что я бы освободил тебя или платил бы тебе приличную зарплату по твоему усмотрению уже много лет назад, если бы это было в моей власти. Я – не мой отец. Я не стану наказывать или выдавать тебя. Кто твои друзья, и откуда нам знать, что им можно доверять?

И все же Джеймс по-прежнему колеблется.

- Я защищаю не только собственную шкуру, мастер Фокс, - отвечает он. – Я должен думать и о других людях.

- И я обещаю, что что бы ты мне ни сказал, дальше меня и Скалли это не пойдет, - заверяет его Малдер. – Но я не могу оставить свою сестру в компании неизвестно с кем.

- Я… - Джеймс все еще не торопится продолжать, и Малдер понимает, что никакие уверения не развеют его страхи. Но чем больше он над этим думает, тем сильнее становятся его подозрениями насчет того, что скрывает Джеймс.

- Я всегда задавался вопросом, - тихо начинает Малдер, - почему ты никогда не пытался сбежать, Джеймс. Нас иногда месяцами не было на плантации. Отец всегда писал, предупреждая тебя, когда семья туда вернется. Если бы ты захотел пуститься в бега, то у тебя было бы огромное преимущество по времени. Ты бы мог оказаться в Канаде к тому моменту, когда мы обнаружили бы твое исчезновение.

- Я знаю, - отвечает Джеймс. – Но как я уже сказал… я беспокоюсь не только за себя.

Он некоторое время хранит молчание, задумчиво всматриваясь в темноту и простирающуюся перед ними дорогу.

- Джеймс, - вздыхает Малдер, - я обещаю, что если ты скажешь мне, что прятал сбежавших рабов на плантации, пока нас там не было, а наш дом был остановкой на подземной железной дороге Гарриет Табмен [прим. пер. - википедия] и никто об этом не знал… - Он качает головой, усмехаясь. – Сложно представить, что обрадовало бы меня сильнее, Джеймс. Я серьезно.

Джеймс смущенно улыбается.

- Я примерно так и полагал, - признается он. – Но, как я уже сказал, мне приходится думать не только о себе. Излишняя осторожность не повредит.

Саманта, несмотря на ее изможденность, чрезвычайно обрадована услышанным.

- Это правда, Джеймс? – спрашивает она. – Ты и вправду помогал беглым рабам?

- Очень долгое время, мисс Саманта, - подтверждает он. – С тех пор, как вы только начали ходить. Если я скажу этим людям, куда вас доставить, они все для этого сделают.

- Поезжай с ней, Джеймс, - вдруг предлагает Малдер. – Ты сделал достаточно. Больше, чем достаточно. – Джеймс явно колеблется. – Пожалуйста, Джеймс. Спендер видел тебя там, у хижины. Он знает, что ты в него стрелял. Ты тоже можешь оказаться в опасности.

- Полагаю, что так, - со вздохом признает Джеймс. – Ладно, мисс Сэм, я поеду с вами, чтобы убедиться, что вы без проблем доберетесь до семьи мисс Скалли. – Он переводит взгляд на Малдер, вопросительно приподнимая бровь. – А потом что мне делать?

- Это уже тебе решать, Джеймс, - отвечает тот. Джеймс медленно обдумывает его слова, по-прежнему всматриваясь в дорогу, и Малдер спрашивает себя, каково это – чувствовать себя ответственным за то, какое направление примет твоя жизнь, когда тебе с самого рождения указывали, что нужно делать. Он помнит ощущение свободы, испытанное им в день отъезда с плантации, прочь от ожиданий отца. Скалли рассказывала, каково ей было сбежать от планов родителей касательно ее. Насколько более ошеломительным должно быть это внезапное ощущение свободы для Джеймса, который никогда ничего не мог за себя решать?

Малдер размышляет над тем, что Джеймс отказался от собственной свободы, чтобы помочь другим получить ее, сидя на этой пустой плантации так соблазнительно близко от границы, где его ждала долгожданная свобода… и не воспользовался представленными ему шансами, чтобы другие могли воспользоваться ими вместо него.

Он удивленно качает головой. Джеймс обладает храбростью, которую Малдеру никогда не постичь.

Они добираются до Калпепера, но в десяти милях от плантации Джеймс направляет их на запад. Через какое-то время они подъезжают к скромному домику в стороне от дороги в окружении фруктового сада, листья деревьев в котором только начинают распускаться от тепла ранней весны. Джеймс стучит, и когда многочисленные затворы оказываются отодвинутыми в сторону, дверь распахивается, и на пороге возникают трое мужчин, недоверчиво косящихся на незнакомцев.

- Джеймс, - говорит самый низенький из них темноволосый мужчина с очками на кончике носа, - в чем дело? Ты не сообщал, что приведешь с собой кого-то.

- Знаю, мистер Фрохики, и сожалею об этом, - отвечает Джеймс и выводит Саманту на передний план. – Это мисс Саманта Малдер. Нам нужно переправить ее на север как можно скорее. И меня заодно.

Трое мужчин выпучивают глаза на Сэм, в свою очередь нервно поглядывающую на них.

- Малдер? – спрашивает самый высокий из них с всколоченной копной светлых волос на голове. – Из Малдеров Калпепера? С плантации Малдеров? Самой могущественной семьи в пределах пятидесяти миль вокруг? И ты хочешь, чтобы мы доставили дочь плантатора на территорию Союза?

- Пожалуйста, ее жизнь в опасности, - ступая вперед, говорит Малдер. – Я ее брат. Я отсылаю ее туда ради ее же собственной безопасности. Чем быстрее она там окажется, тем лучше.

Троица награждает Малдера недоверчивыми взглядами.

- Вы Фокс Малдер? – спрашивает третий мужчина с бородой. – Сын Уильяма Малдера? Тот, что сбежал и присоединился к Союзу?

- А по моему мундиру этого не видно? – спрашивает Малдер. – Да, это я. Я заплачу сколько попросите, только доставьте их обоих в безопасное место. Как можно скорее.

Коротышка Фрохики выглядит оскорбленным его словами.

- Мы не берем плату, - фыркает он. - Нам только нужно быть уверенными в том, что нас не вернут в Калпепер и не бросят в тюрьму по выдвинутому вашим отцом обвинению в похищении его дочери.

- Вы хотите, чтобы все было оформлено в письменном виде? – спрашивает Малдер. – Хорошо, я готов. Принесите бумагу. Я подпишу все, что скажете, только увезите мою сестру. Пожалуйста.

Пятнадцать минут спустя чернила подсыхают на письменном заявлении Малдера, дающего свое разрешение мистеру Фрохики, мистеру Байерсу и мистеру Ленгли перевезти Саманту Малдер и Джеймса Ричардса через границу на территорию Союза. Они без промедления седлают коней для Фрохики и Байерса. Ленгли остается на случай, если другие беглецы нагрянут к ним в отсутствие остальных. Малдер в последнюю секунду выводит свою собственную лошадь и передает поводья Сэм.

- Возьми эту, - говорит он ей. – Джеймс, ты бери ту лошадь, на которой ехал к хижине Спендера. Так у каждого будет свой собственный конь, что позволит вам ехать быстрее. Мы со Скалли вернемся на плантацию на одной лошади.

Скалли передает Саманте свое собственное поспешно написанное письмо.

- Это для моих матери и сестры, - объясняет она. – В нем говорится, кто вы такая и почему мы отправили вас на север. Не беспокойтесь, - добавляет она, увидев встревоженное выражение на лице девушки, - они будут вам рады. Моя мать была так долго одна после стольких лет постоянного присутствия в доме множества людей. Она будет рада компании, и они с Мелиссой будут обе рады третьему человеку, с которым можно поговорить, когда им до смерти надоест компания лишь друг друга.

Прощание с Самантой оказывается одним из самых трудных поступков в жизни Малдера, особенно из-за его поспешности. Остальные по возможности предоставляют им приватность, ожидая на некотором расстоянии, пока брат с сестрой крепко обнимаются.

- Увидимся, когда все закончится, - говорит Малдер, не желая отпускать сестренку, хотя и знает, что должен это сделать.

- Обещаешь? – спрашивает она, и он кивает.

- Обещаю. Как только нас со Скалли отпустят, мы сразу же приедем в Вест Честер за тобой.

- Но что если с тобой что-нибудь случится? – с дрожью в голосе спрашивает Саманта.

- Эй, Скалли за мной присмотрит, разве нет? – шутит Малдер, отстраняясь и держа Саманту за плечи. – Ничего со мной не случится, пока она за мной приглядывает.

- Пока ты ее слушаешься и не делаешь глупостей, - возражает Саманта, на какой-то миг снова становясь собой, что вызывает у Малдера улыбку.

- Я оскорблен, - говорит он. – Мы тут вообще-то обо мне говорим.

- Вот именно, - отвечает она и снова обнимает его. – Люблю тебя, Фокс, - добавляет она.

- Тоже люблю тебя, сестренка, - отзывается он и, сжав ее в объятиях напоследок, неохотно отпускает. – Тебе пора. – Она кивает, едва сдерживая слезы, после чего подходит к Скалли, обнимает ее и забирается на свою лошадь. Малдер и Скалли стоят рядом, смотря, как маленькая группа скачет по залитой лунным светом сельской местности.

- Вам лучше убраться отсюда, - внезапно замечает Ленгли, нарушая тишину. – Двое солдат Союза привлекают к этому месту нежелательное внимание.

Больше ничего не добавив, он исчезает внутри фермерского дома и захлопывает за собой дверь. Малдер и Скалли обмениваются взглядами, выразительно приподнимая брови.

- Дружелюбно, - замечает она, и Малдер разражается смехом. Они взбираются на свою лошадь – Скалли садится спереди – и выезжают на дорогу, ведущую к Калпеперу. Выполнив стоящую перед ними задачу и не имея больше причин спешить, они едут не торопясь, давая уставшей лошади отдых. Малдер крепко обвивает талию Скалли руками и опускает подбородок ей на плечо.

- Ты в порядке? – спрашивает она, выпуская поводья из одной руки, чтобы погладить его по щеке.

- Как ни странно, но да, - говорит он. – С ней все будет в порядке. Они хорошо позаботятся о ней. Учитывая все случившееся, ей будет безопаснее с твоей семьей, чем было до этого. И куда веселее, уверен. – Он усмехается. – Думаю, ты права насчет нее и Мелиссы: они отлично поладят.

- Я просила Сэм не говорить моей матери о нашем обручении, - признается Скалли. – Лучше мне самой сообщить ей эту новость… особенно, если ты будешь рядом. Иначе она может подумать, что я все выдумала.

- Она тебе не доверяет? – спрашивает Малдер.

- О, доверяет, - отвечает Скалли. – Но даже ты должен признать, что это та еще история. Сын богатого южного землевладельца и женщина-северянка, переодевшаяся в мужчину, встречаются во время войны и влюбляются? – Она качает головой. – Я не смогла бы придумать более нелепую басню, даже если бы попыталась.

- Думаю, твоя сестра, возможно, была права, - размышляет Малдер. – Насчет судьбы и предначертанности. Полагаю, что некоторым людям – некоторым душам – предназначено найти друг друга, чтобы быть вместе в любом своем воплощении.

Скалли обдумывает сказанное.

- Приятная мысль, - соглашается она, теснее прижимаясь к нему. – Идея о том, что мы с тобой были вместе в прошлом и будем вместе в будущем… Не уверена, что я верю в это… но мне бы хотелось.

Она поворачивает голову набок, улыбаясь ему, и Малдер целует ее.

- И мне, Скалли, - говорит он. – И мне.
__________________
Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать...
В. Цой
MrsSpooky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.05.2018, 19:39   #65
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Стрилки неожиданно. Рада что с Сэм все хорошо. Спасибки
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.05.2018, 21:25   #66
MrsSpooky
посвященный
 
Аватар для MrsSpooky
 
Регистрация: 25.02.2009
Адрес: Saint Petersburg - the сity on the Neva river
Сообщений: 1,418
По умолчанию

***
Эпилог
Июль 1865 года
Вест Честер, Пенсильвания

По мере приближения к Филадельфии сельская местность, по которой едут Малдер и Скалли, мало-помалу становится все более густонаселенной, когда пустые поля уступают место фермерским хозяйствам, а потом и маленьким городкам, тесно жавшимся друг к другу.

- Долго еще? – спрашивает Малдер, и Скалли улыбается, различив нотки нервозности в его голосе, хотя на его лице этого и не отражается.

- Меньше часа, - отвечает она, и он отрывисто кивает. – Знаешь, Малдер, - замечает она, игриво улыбаясь, - если уж у кого-то и есть причина бояться, то это у меня.

- А кто говорит о страхе? – спрашивает он, посылая ей улыбку, которая, вероятно, должна была быть беззаботной, но в итоге превращается в гримасу. Скалли качает головой.

- Это я возвращаюсь домой после того, как бросила вызов семье и подвергла их возможному стыду и осмеянию, - замечает она.

- О, а разве я не сделал того же? – возражает он.

- Ты? – Скалли смеется. – Ты сделал именно то, чего ожидают от дееспособного молодого мужчины, когда разражается война: отправился сражаться.

- На стороне врагов, - не соглашается Малдер. – По крайней мере, по мнению моих родителей.

- Ну, они простили тебя в конечном итоге, разве нет? – говорит она. – А я и понятия не имею, как отреагируют мои, когда я возникну на пороге.

- По крайней мере ты возникнешь там не с пустыми руками, - дразнит ее Малдер. – Ты, может, и сбежала, чтобы вступить в армию, и провела три года бок о бок с сотнями незнакомых мужчин, но по крайней мере сумела заполучить одного из них в качестве мужа. – Он выпячивает грудь и дразняще ей улыбается. – И одного из богатейших, к тому же.

Скалли смеется.

- Ты говоришь это так, словно я отправилась на войну, только чтобы найти себе мужа, - качая головой, говорит она. – Хотя, по правде сказать, может, именно в таком свете и стоит представить всю эту историю моей матери.

- Особенно, учитывая, как хорошо это сработало, - замечает Малдер и перемещается в седле, привставая в стременах, чтобы размять ноги. – Уже почти что время ужина, - добавляет он. – Уверена, что не хочешь остановиться в гостинице? Отложить визит до завтрашнего утра?

- Ты и вправду так боишься моего отца, что готов подождать еще один день? И заплатить за еще один номер?

- Я просто говорю, Скалли, что это, вероятно, наша последняя на долгое время возможность провести ночь вместе, - поясняет он, многозначительно поводя бровями. – В любой гостинице без всяких задних мыслей предоставят номер двум солдатам, возвращающимся домой с войны. Солдат же и женщина, на которой он еще не женат, с другой стороны… - Он с сожалением качает головой. – В тех местах, где на это закроют глаза, сдают номера на час, и к ним уже прилагается женщина. Или две.

Скалли снимает фуражку, хлопает ею Малдера по руке и со вздохом надевает ее обратно. Он прав, разумеется: как только она ступит в дом родителей, то сразу же станет, в некотором роде, другим человеком. Вместо лейтенанта Дэниела Скалли, награжденного медалями снайпера и адъютанта полковника Фокса Малдера, она превратится в Дану Скалли – воинственного младшего ребенка капитана Уильяма Скалли, одну их двух дочерей, которые осмелились покинуть дом, не будучи при этом замужем. Она почти ощущает жесткий и удушающий костяк корсета, который ее мать наверняка наденет на нее, как только она перешагнет через порог.

- В чем дело? – спрашивает Малдер, и Скалли осознает, что этот ее страх перед возвращением к женской одежде, должно быть, отобразился на ее лице.

- Я просто думаю, - вздыхает она, - о том, как все изменится. Для меня, я имею в виду, когда я вновь стану женщиной.

- Скалли, ты ею и не переставала быть, - заявляет Малдер. – Мне это известно лучше многих других.

- Ты знаешь, о чем я, Малдер, - закатывая глаза, отвечает она. – Полагаю, я привыкла к тому, что меня воспринимают всерьез. К тому, что к моему мнению прислушиваются, не сбрасывая меня со счетов всякий раз, когда я открываю рот.

- Ты ведь не считаешь, что я тоже так поступаю, Скалли? – мягко спрашивает он.

- Нет, разумеется, нет, Малдер, - заверяет его она. – И я даже не представляю, чтобы ты потерпел подобное отношение ко мне в твоем присутствии. Я просто… буду скучать по свободе, вот и все.

- Что ж, - предупреждает он ее, - думаю, что по крайней мере некоторое время мы с тобой будем слишком заняты для визитов и прочих официальных мероприятий. – Он прав, разумеется: им много чего нужно сделать на плантации теперь, после окончания войны. И когда они поженятся (что, по настоянию Малдера, произойдет как можно скорее, хотя бы потому, что, по его заявлениям, он привык спать рядом с ней, так что просто не сможет снова спать один), Скалли станет помогать ему.

Два месяца назад Малдер получил письмо от Джеймса, сейчас находившегося в Бостоне. Он нашел своих мать и сестру, которых не видел с самого детства, и маловероятно, что он вернется в Вирджинию. Впрочем, Малдер бы и не стал его об этом просить. Билл Малдер, повинуясь строгим указаниям врача, официально передал управление плантацией своему сыну, и в отсутствие Джеймса Скалли вызвалась помочь Малдеру следить за тем, как на ней идут дела.

Малдер организовал продажу дома в Вашингтоне, и на доход от продажи они планируют снести хижины рабов и заменить их прочными домами для наемных рабочих. Бывшим рабам дали возможность при желании остаться за хорошее жалование. Малдер также продал участок земли к северу от Калпепера, некогда намеченный для размещения на нем фермерского хозяйства, и планирует разделить деньги среди бывших рабов вне зависимости от того, останутся они или уйдут («наша задолженность перед ними», - отрывисто бросил он в разговоре с отцом, когда Билл оспорил его решение).

- Ну же, Скалли, что еще тебя беспокоит? – спрашивает Малдер, вырывая ее из задумчивости.

Скалли опускает взгляд на руки, держащие поводья.

- Знаю, я отшучивалась на эту тему, Малдер, но я и вправду нервничаю из-за возвращения домой. Я понятия не имею, как родители отреагируют.

- По крайней мере, для них это не станет сюрпризом, - подбадривающе замечает Малдер. – Твое появление в солдатском мундире с коротко стрижеными волосами.

Скалли получила письмо от Мелиссы вскоре после отбытия Саманты в Вест Честер – Сэм с письмом, должно быть, разминулись на дороге – в котором та сообщала, что Дэниел Уотерстон нанес Маргарет Скалли визит и рассказал правду о том, где именно пряталась ее младшая дочь, объясняя этим то, что он больше не заинтересован в женитьбе на ней. Маргарет Скалли, как поведала Мелисса, не слишком-то хорошо восприняла эти новости.

К их облегчению, однако, Мэгги не прогнала Саманту, когда девушка прибыла в дом Скалли; напротив, они с Мелиссой сразу же отнеслись к ней с симпатией, как Скалли и ожидала. Когда Мелисса в конце концов вернулась в свою квартиру в Нью-Йорке, Саманта взяла на себя переписку со Скалли.

Хотя сегодня Мелисса должна быть в их доме в Вест Честере вместе с остальной семьей. Скалли написала ей из Вашингтона через неделю после капитуляции Конфедерации в Аппоматтоксе и попросила сестру приехать и присутствовать, когда Малдер будет представлен семье в качестве ее жениха.

Они в основном хранят молчание, потерянные в собственных мыслях, большую часть оставшейся поездки до Вест Честера. Малдер смотрит по сторонам, разглядывая незнакомый ему город, но Скалли фокусируется только на том, что перед ней, до жути напуганная возможностью встретить кого-нибудь знакомого до приезда домой. Но ее улица, когда они въезжают на нее, к счастью, совершенно пуста.

Ну… почти пуста, во всяком случае.

На какое-то мгновение Скалли охватывает ощущение дежа-вю при почти точном воспроизведении сцены двухгодовалой давности, когда они с Малдером прибыли в Фредериксберг, чтобы провести неделю с его семьей. Этот дом, однако, далеко не столь впечатляющий, как дом Чарльза Спендера, и ожидавшая у ворот девушка куда выше – сейчас она уже больше похожа на молодую женщину, чем на девочку. Но восторженный возглас, который она издает при виде брата, тот же самый, как и то, что Малдер спрыгивает с лошади и устремляется ей навстречу. Он отрывает ее от земли и кружит в воздухе, отчего они оба весело смеются.

Также спешившись, Скалли замечает еще одну фигуру на переднем крыльце, наблюдавшую за ними со слезами на глазах и зажимавшую рот ладонями. С сердцем, бьющимся где-то в районе горла и словно бы завязавшимся в узлы желудком, Скалли приближается к своей матери, готовясь к тому, что сейчас на нее будут кричать, схватят за плечи и станут трясти… но Маргарет Скалли ничего подобного не делает. Прежде чем Скалли произносит хотя бы слово, мать обвивает ее руками и стискивает так крепко, что ей становится трудно дышать.

Первое, что делает Мэгги, отпустив дочь, это снимает с ее головы фуражку и проводит пальцами по неровно стриженым рыжим волосам, грустно улыбаясь.

- Они отрастут, матушка, - говорит Скалли, опуская голову, так как все еще слишком нервничает, чтобы встречаться с матерью взглядом, опасаясь увидеть в ее глазах неодобрение. Мэгги берет ее за подбородок и приподнимает его, вынуждая Скалли посмотреть на нее, и, к ее огромному облегчению, лицо матери выражает лишь любовь.

Любовь с примесью легкого раздражения, куда уж без этого, но, по правде говоря, так она смотрела на дочь в течение многих лет.

- Мне неважно, что стало с твоими волосами, Дана, - говорит ей Мэгги. – Мне важно только то, что ты здесь. Мне важно, что ты в безопасности. – Она снова обнимает Скалли. – Это не значит, что я не злюсь на тебя, но я готова позабыть об этом на сегодня.

Скалли кивает, прекрасно ее понимая. Ее будут отчитывать, как ребенка, и ей ничего другого не останется, как только молча это проглотить… но произойдет это не сегодня.

Вздохнув с облегчением, Скалли разворачивается и протягивает руку Малдеру, который встает рядом с ней, тогда как Саманта остается чуть позади.

- Матушка, позвольте представить вам полковника Фокса Малдера, - начинает она. – Уверена, что Саманта рассказывала вам о нем.

Мэгги улыбается и протягивает руку Малдеру, который наклоняется и целует тыльную сторону ее ладони.

- Рассказывала, - подтверждает Мэгги.

– Рад наконец познакомиться с вами лично, миссис Скалли.

Дверь позади Мэгги открывается, и Скалли на мгновение задерживает дыхание при виде отца, все такого же внушительного, несмотря на то, что он одет не в мундир, вышедшего на крыльцо вместе с Мелиссой. Поначалу выражение его лица совершенно нечитаемо, но слезы в его голубых глазах выдают его. Скалли подбегает к нему, обвивает его руками за шею, и он начинает кружить ее в точности так, как это делал Малдер с Самантой несколько минут назад.

В конечном итоге капитан Скалли чуть отстраняется и изучает мундир своей дочери, проводя пальцами по орденам на ее груди.

- Лейтенант? – спрашивает он. – Не лейтенант-полковник? Или даже полковник? – он качает головой с притворным неодобрением. – Я ожидал от тебя большего, дочка.

- Боюсь, это моя вина, сэр, - встревает Малдер, вставая рядом с ней. Капитан Скалли поднимает на него глаза, вопросительно выгибая бровь.

- Вот как? – спрашивает он, и Малдер кивает.

- С сожалением вынужден признать, что я эгоистично держал лейтенанта Скалли при себе в течение последних двух лет, - сообщает он. Скалли с трудом сглатывает, кладя ладонь на руку Малдера. Когда она вновь заговаривает, то старается, чтобы голос звучал ровно, не выдавая испытываемого ею ужаса. Что если отец не одобрит? Что если он вбил себе в голову, что она все еще может выйти за Дэниела? Она не собирается, разумеется, порывать с Малдером, если отец не одобрит ее планы… но все же она бы предпочла, чтобы он был рад за нее, а не зол.

- Папа, - говорит она, - это полковник Фокс Малдер.

Капитан Скалли заинтересованно приподнимает брови, пожимая руку Малдеру.

- А! – восклицает он. – Давно потерянный брат мисс Саманты?

Малдер кивает.

- Вы не представляете, как я благодарен вам за то, что вы позволили ей остаться с вами, - говорит он обоим родителям Скалли. – Огромный груз был снят с моих плеч от осознания того, что она в безопасности.

Мэгги небрежным взмахом руки дает понять, что это ерунда.

- Я была рада компании, мистер Малдер, - говорит она ему.

- Я так понимаю, что вы вдвоем были в одном полку? – спрашивает капитан Скалли, и Малдер кивает.

- Я сначала был капитаном Скалли, потом полковником… - Он с трудом сглатывает, и Скалли внезапно понимает, что именно ее рыцарствующий глупец намерен сделать. – И с вашего разрешения, сэр, я бы очень хотел стать ее мужем.

Мэгги судорожно втягивает воздух от удивления, тогда как голубые глаза капитана Скалли чуть не вылезают из орбит. Мелисса дерзко усмехается младшей сестре.

- Видишь? Я могу хранить секреты, когда хочу, - гордо заявляет она, когда Скалли подозрительно щурится. Родители не обращают на ее слова ни малейшего внимания.

Они переглядываются, и в этом взгляде Скалли видит все, что ей нужно знать. Мэгги знает Малдера по рассказам Саманты и Мелиссы. К настоящему времени им с капитаном Скалли уже известно, что, помимо обладания богатством, он хороший, добрый человек, готовый на все, чтобы защитить своих близких.

Они не станут противиться. Узел в груди Скалли развязывается.

- Почему бы нам не обсудить это в доме? – предлагает Мэгги. – Вы двое, должно быть, устали с дороги и голодны. Входите и давайте поедим.

Скалли кивает.

- Мы только позаботимся о лошадях, а затем придем, - говорит она родителям, которые разворачиваются и заходят в дом вместе с идущими следом Мелиссой и Самантой, тогда как Малдер и Скалли отвязывают лошадей от передних ворот. Когда входная дверь закрывается, Малдер усмехается Скалли.

- Думаю, все прошло хорошо, - замечает он. – Они не вышвырнули меня вон.

- А что бы ты сделал, если бы они так поступили, Малдер? – спрашивает Скалли, когда они ведут коней по подъездной дорожке. – Ты не говорил, что собираешься просить благословения у моего отца. Что бы ты сделал, если бы он отказал тебе?

- Я бы ночью пробрался в твою спальню и похитил тебя, - пожав плечами, отвечает он. – Сэм бы помогла. Твоя сестра тоже, вероятно.

Скалли качает головой, но не может удержаться от смеха. Они отводят лошадей на конюшню, расседлывают их и вытирают, заодно проверяя, достаточно ли у них воды в корыте и сена с овсом.

Перед выходом из конюшни Малдер вдруг хватает Скалли за руку, и она вопросительно смотрит на него.

- Прежде чем мы снова предстанем перед твоей семьей, и мне придется стать идеальным джентльменом, держащим руки при себе… - Он улыбается ей, касаясь ее щеки ладонью. – Как насчет одного поцелуя, чтобы помочь мне это пережить?

Скалли улыбается в ответ, чувствуя, как стремительно бьется ее сердце, когда он наклоняется. «Надеюсь, что рядом с ним я всегда буду чувствовать себя именно так», - думает она, когда их губы встречаются, и она прижимается к нему всем телом, зарываясь пальцами в волосы у него на затылке, под полями его фуражки.

Она прерывает поцелуй гораздо раньше, чем ей самой бы этого хотелось, зная, что если они пробудут тут достаточно долго, кто-нибудь непременно отправится на их поиски.

- Пойдем, - говорит Скалли, беря Малдера за руку. – Скоро у нас будет предостаточно времени для этого.

И они вместе выходят навстречу яркому солнечному свету, рука в руке, ни от кого больше не таясь.

Конец
__________________
Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать...
В. Цой
MrsSpooky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.05.2018, 09:06   #67
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Красота. Хорошо когда хорошо. ))) мне понравилось очень. Спасибо большое.
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.06.2018, 18:13   #68
AlexMS
посвященный
 
Регистрация: 18.04.2014
Сообщений: 203
По умолчанию

Знаете, впервые читаю исторический фанфик, и мне понравилось. Очень похожи характеры и эмоции. Что для меня было слишком - это немного мыльные "Да любовь моя" (ну в этом роде). В остальном - прекрасно. Скорее всего, буду перечитывать.
AlexMS вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 12:57.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot