Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Авторские разделы > Фанфики от Айры

Ответ
 
Опции темы
Старый 18.06.2018, 18:42   #191
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Неужели ни кто их не заметит? И выйдут от туда без последствий. Очень интересно что дальше. Спасибо.
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.06.2018, 22:05   #192
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,255
По умолчанию

Пожилой мужчина выпустил изо рта облако сигаретного дыма, прищурился и посмотрел на изображение на экране. Стоп-кадр демонстрировал ему запись видеонаблюдения одного из основных режимных объектов Проекта. Миловидная женщина стояла на КПП и показывала пропуск охраннику.

Мужчина ленивым движением подхватил пульт управления, затем поднес ко рту сигарету, затянулся и промотал запись вперед. Камеры еще раз зафиксировали миловидную женщину, но на этот раз в компании высокого мужчины с крупным носом. В этой парочке легко можно было узнать агентов ФБР Дану Скалли и Фокса Малдера.

Любитель сигарет еще раз выпустил облако дыма, затем резким движением затушил окурок в стоявшей рядом керамической пепельнице и молча повернул голову в сторону входной двери.

- Лионель, - позвал он.

Словно из ниоткуда в комнате появился невысокий седой мужчина. Поначалу могло показаться, что этот человек выглядит тщедушным и немощным, но, присмотревшись, внимательный наблюдатель понимал, что это ошибочное впечатление: хоть голову мужчины и покрывала седина, а лицо испещряли глубокие морщины, острый взгляд и жесткая складка у рта не могли ввести в заблуждение. Мужчина лишь казался старым.

Бесшумная поступь седого вызывала у хозяина кабинета неприязнь. Он понимал, что всему виной интуиция и чувство опасности, которое излучал Лионель, но ничего не мог с этим поделать, а потому и скрыть явное неудовольствие от его присутствия не мог, как ни пытался.

Мужчина прекрасно знал о том, какое впечатление производит на своего босса, и порой испытывал мрачное удовольствие от того, что воздействует на этого серого кардинала подобным образом. Но в тоже время эта обоюдная неприязнь не мешала им проворачивать рискованные операции, исправлять ошибки сильных мира сего (которые таковыми считали себя в силу своей глупости и недальновидности), менять ход истории человечества, в конце концов!

Лионель знал: раз его позвали, значит, дело требуется взять под контроль. Спендер (а это был именно он, и Лионель был одним из немногих, кто знал его настоящее имя) неуловимым жестом указал на экран. Одного взгляда вполне хватило, чтобы понять суть проблемы. Седой сразу узнал комплекс, где производился экспериментальный образец вещества. Лионель хорошо знал этот проект, потому что принимал в нем участие с самого начала, как только тот выскочка из Чикаго, Маркус Беркс, поделился своими ошеломительными разработками с Ричардом Хоусби. Армейская выучка и чутье не подвели Дика, и тот не растерялся, сразу связался с Лионелем. Дело оставалось за малым: предоставить Курильщику неопровержимые доказательства эффективности препарата. Военное министерство при участии Спендера не жалело средств на подобные проекты, поэтому Лионель знал во что играть. Несколько неприметных смертей посетителей сомнительных стрип-клубов, эксперименты на студентах, а затем на военных – проект обеспечивал себе зеленый свет на годы вперед. Курильщик не проявлял особой заинтересованности веществом, но Лионель понимал, что у Спендера свои интересы в отношении него. Частые отлучки шефа не могли его обмануть, нюх на подобные дела подсказывал, что Курильщик занят в более важном, глобальном, проекте. Возможно, самом значительном, который когда-либо знало человечество. А потому следовало затаиться и проявить максимум собранности и осторожности, чтобы приблизиться к тому, что так тщательно скрывал Си Джи Би. Лионель так много сделал для теневой структуры, управляющей планетой, что пришел к мысли, что должен занять достойное место в будущем нового миропорядка. И место Спендера как раз ему подходило. Лионель был уверен, что Курильщик не догадывается о его планах.

Спендер не спешил начинать разговор, он по-прежнему рассматривал женщину на экране. Казалось, он что-то обдумывает. Лионелю оставалось лишь терпеливо ждать указаний.

Курильщик всматривался в лицо Даны Скалли и действительно обдумывал, что делать с нею и Малдером. Эти двое, которых полгода назад ему так удачно удалось разделить и тем самым закрыть отдел «Секретные материалы», снова ставили под угрозу всю его работу. Они едва не сорвали планы Синдиката. Фокс подобрался к самой сути Проекта слишком близко, пришлось даже пожертвовать базой в Антарктиде, чтобы замести все следы неосторожного вмешательства старшего сына.

Его старший сын…
Спендер знал, что Малдер догадывается об их родстве, но сыновья почтительность, привитая Биллом Малдером, не позволяла мальчику быть слишком жестоким с собственной матерью и заставить ее признаться в том, кто его настоящий отец. Что ж, Си Джи Би готов был подождать удобного момента, чтобы принять Фокса в свои объятия. Оно того стоило. Последнее слово всегда оставалось за ним.

Он усмехнулся, снова достал упаковку «Морли», вытащил сигарету и прикурил. Пагубная привычка, которой так пугали людей, была его страстью, его вторым «я», и уж точно не она убьет его в итоге.

Даллас был идеальным поводом, чтобы покончить с деятельностью старшего сына в «Секретных материалах» и направить его неуемную энергию в нужное русло. Разбирательство не оставляло шансов отделу.

Курильщик знал, что Дана Скалли добровольно откажется от Фокса. Он понимал эту женщину и ее мотивы, но сам бы никогда не поступил подобным образом. Спендер сражался бы до конца, не останавливаясь и ничем не брезгуя. Фокс унаследовал от него эту черту, и в дальнейшем он рассчитывал развить ее, чтобы сын в итоге оказался на его стороне. Следовало лишь разъяснить мальчику, что человеческая слабость - ненужная глупость. Слабым быть непозволительно - особенно, когда на кону так много.

Курильщик не упускал из виду Малдера, он знал, что рано или поздно тот вернется к работе в КСО, его следовало лишь подтолкнуть. И тогда он позвонил Диане Фоули и попросил присмотреть за Фоксом. Прошлая связь Малдера с агентом Фоули пришлась как нельзя кстати. К тому же агент Фоули была должна ему, Спендеру, и не могла отказать в просьбе. Возвращение Фокса в КСО и влияние Дианы являлись важными составляющими, чтобы привить сыну жестокость и равнодушие. План почти удался, но, черт возьми, человеческие страсти вновь помешали ему довести задуманное до конца!

Спендер глубоко затянулся. Дым обволакивал его легкие, заглушая ненужные эмоции, просветляя разум.

Беркс и Хоусби…
Спендер смотрел на их пагубные плотские страсти сквозь пальцы. Проект работал и должен был вот-вот привести к желаемому результату – это было главным! Чем занимались эти двое в свободное время, его не интересовало, хотя Лионель докладывал об их увлечениях. Си Джи Би уверенно держал их на крючке, пока бывшая жена Беркса не прикончила обоих и не смешала все карты…

Отвратительные человеческие слабости, которые в итоге вновь привели Скалли к Малдеру!

Даже когда этим двоим вновь пришлось работать бок о бок, Спендер не обеспокоился. Ему было любопытно, как поведет себя мальчик. Он понимал, что Фокс ни перед чем не остановится, чтобы наказать рыжую за прошлое унижение. Си Джи Би даже удалил Диану, чтобы подтолкнуть мальчика к необходимым действиям. Старший сын почти оправдал его чаяния. Почти… Когда Скалли оказалась вовлечена в расследование уже не как агент, Си Джи Би взял под личный контроль дело Беркса-Хоусби. Следовало сыграть тонко, чтобы игра закончилась в его пользу.

Пол Джонс…
Устранение Пола Джонса не было такой уж необходимостью, Спендер умел уговаривать людей, нашептывая им о сокровенном. Но в последний момент Джонс решил поиграть в благородного рыцаря и раскрыть карты перед Скалли. Этого Спендер, конечно, уже не мог допустить. Лионель сработал идеально, агент Скалли оказалась в нужном месте в нужное время и подозрения должны были пасть на нее. И Малдер вцепился в этот новый шанс, чтобы расквитаться с рыжей. Как и было задумано.

Все шло почти идеально. Спендер любил продумывать детали, но в тоже время оставлял моменты для импровизации. Так было даже интереснее.

Фокс загнал Дану в угол, и Си Джи Би с удовлетворением наблюдал за сыном. Мальчик повзрослел и стал мужчиной. Но, чтобы творить великие и ужасные дела вместе с отцом, Фоксу нужна была его Скалли. Спендер был готов вернуть ее ему. Он был уверен, что теперь Фокс заставит рыжую покориться и сдаться и перестанет, наконец, церемониться с ней.

Си Джи Би затушил недокуренную сигарету и повернулся, наконец, к Лионелю.

- Что они забрали из лаборатории?

Следовало называть вещи своими именами.

- Образцы и диск с информацией. - Лионель был, как всегда, краток.

Спендер задумался. Ему уже звонили из Бюро по поводу Малдера. ОПЭ всерьез взялся за него. Конечно, он уладит и это, но следовало дать понять мальчику, что от задуманного следует отказаться и что визит на закрытый объект не пройдет даром. Фокс вправе был развлекаться со своей рыжей как угодно, но изъятые из лаборатории образцы и диск с информацией несли определенную угрозу.

- Та знаешь, что делать, - бросил он Лионелю. Глаза седого чуть сузились. Дело принимало неожиданный поворот.

- Сэр?.. Члены Синдиката будут недовольны. Это может привлечь ненужное внимание, - невольно вырвалось у него, и Спендер с интересом повернул в его сторону голову.

Лионель тотчас пожалел о своей несдержанности и прикусил язык. Он попятился назад и как можно быстрее покинул комнату.

Си Джи Би потянулся к пачке сигарет, но в последний момент передумал и снял трубку телефона, стоявшего в отдалении.

- Алекс, ты мне нужен.

Спендер усмехнулся. Старый лис Лионель. Не было никаких шансов, что кто-то переиграет любителя «Морли».

Пришло время импровизировать!
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.06.2018, 19:48   #193
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Зараза курильшик, вот кто грохнул начальника. Ситуацыя становится яснее. Но и тревожнее ... Алекс
Спасибочки.
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.07.2018, 03:58   #194
AlexMS
посвященный
 
Регистрация: 18.04.2014
Сообщений: 203
По умолчанию

Спасибо за продолжение!
AlexMS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.08.2018, 23:44   #195
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,255
По умолчанию

Байерс на максимальной скорости гнал фургон прочь от базы. Чуть раньше, едва Малдер и Скалли появились в его поле зрения, он молча кивнул им на фургон и, как только агенты закрыли за собой заднюю дверь, нажал на педаль газа.

Джон так торопился, что Фрохайк и Лэнгли, ожидавшие их в метрах семистах от основного КПП, чуть ли не на ходу запрыгнули в машину.

Напряженное молчание висело в салоне минуты три, прежде чем Малдер нарушил его.

- Ребята, что все такие мрачные, точно мы едем с похорон?

Взгляд Скалли, брошенный в его сторону, опалил будто огнем. Адреналин от пережитого приключения зашкаливал, и потому агент позволил себе пошутить, чтобы хоть немного разрядить обстановку.

- Учитывая особенности вашего со Скалли пребывания на объекте, удивительно, что мы вообще сейчас разговариваем, - заметил Фрохайк и буркнул себе под нос что-то нечленораздельное.

- Или что мы возвращаемся живые, и даже в сухих штанах, - хихикнул Лэнгли.

- Да бросьте, было весело! Вы же все так стремились спасти мою задницу! - с ехидцей в голосе заметил Малдер. – А теперь ворчите, недовольно надувшись! Скалли даже удалось заполучить образцы вещества и диск с информацией! Кстати, - обратился он к ней, - я так и не понял, где ты все это прятала, пока мы, высунув языки, выбирались из преисподней?

Она снова наградила его своим фирменным взглядом, не удостоив эту сомнительную шутку иным ответом.

Фрохайк и Лэнгли обеспокоенно переглянулись. Все грозило перерасти в новое противостояние бывших напарников.

- Малдер, а тебе все же удалось нарваться на камеры наблюдения, - заметил Мелвин, стараясь сменить опасную тему.

- Приятель, у тебя потрясающая способность находить неприятности! – тут же подхватил Лэнгли.

- Ты чуть не завалил всю операцию! – проворчал Фрохайк.

- Со своей задачей я справился на «отлично», а вот вы, ребята, чуть не облажались, - парировал Малдер.

- Настоящие агенты ФБР всегда идут напролом, в отличие от нормальных героев, да? – съехидничал Лэнгли. – Ты должен был следовать нашим указаниям, как до этого делала Скалли. Твоя самодеятельность могла обойтись очень дорого!

Ну, конечно! Лэнгли не мог упустить момент, чтобы не ткнуть его носом в то, что он решил поступить по-своему, когда их со Скалли все-таки засекли. Им пришлось улепетывать, не особенно осторожничая и наплевав на камеры наблюдения.

- Я не мог пропустить вашу вечеринку «на троих», парни, считайте, что я внес небольшой вклад, разнообразив приключение, - лениво протянул Малдер.

- Почему «на троих»? – не понял Лэнгли, старательно пропуская мимо ушей все остальное.

- Он имел в виду, что Байерс не собирался участвовать во всем этом непотребстве, -спокойный голос Скалли раздался как-то слишком неожиданно и громко. – Агент Малдер полагает, что я действую деструктивно на тебя, Фрохайк, и на тебя, Лэнгли. Скорее всего, он считает, что Джону пришлось пойти на поводу у большинства. И что во всем виновата исключительно я. Если бы не моя идея пробраться в лабораторию, никакого риска и в помине не было бы, - почти весело закончила свой небольшой монолог Скалли.

Все трое уставились на нее, словно не могли поверить в то, что она только что произнесла.

- Но это не так! – горячо возразил Фрохайк. – Уверен, он так не думает! Этот секретный комплекс очень сложная структура, к тому же нам все же удалось взять под контроль камеры. Никто не мог предполагать, что внутри существует дополнительная система охраны!

- Чем ты пригрозил Стрелкам, чтобы они согласились помочь тебе последовать за мной? – обратилась Скалли к Малдеру.

Со стороны могло показаться, что она не обратила на речь Фрохайка ни малейшего внимания, но так подумать мог лишь тот, кто не знал агента Скалли. Она лишь пыталась оградить Стрелков от нападок бывшего напарника, взяв всю ответственность на себя.

- Сказал, что хочу загладить перед тобой вину, - просто ответил Малдер.

На миг ее взгляд вроде как смягчился, словно она была тронута его честностью, но затем вновь вызывающе вздернула подбородок.

- Испугался, что мой отдел присвоит себе все заслуги? – сверкнув глазами, съязвила она.

Ох, как же он соскучился по их перепалкам! И она все еще злилась на него! И даже его неподдельное раскаяние не могло так просто разжалобить ее!

Но сейчас Малдера больше всего волновало то, что они оба были целы и невредимы. Они пережили необыкновенное приключение, как в старые добрые времена, и, что еще замечательнее, их будущее больше не казалось ему таким уж туманным.

- Диск с информацией и образцы вещества все еще у тебя, - улыбаясь одними глазами, в тон бывшей напарнице ответил Малдер.

Он услышал, как она фыркнула, но на этот раз от язвительных комментариев воздержалась. Стрелки молчали, уткнувшись в свою аппаратуру, старательно пряча глаза и улыбающиеся физиономии. Кажется, дела пошли на лад!

- Приехали, ребята, - объявил Джон с водительского сиденья и заглушил двигатель.

Все четверо вздрогнули и тут же завозились, развивая бурную деятельность. Скалли пробралась к Байерсу и выглянула в окно. Джон привез ее домой, вероятно, решив, что она здорово переволновалась и потому устала. Напряжение последних дней не могло не сказаться, слабость проявилась в самый неожиданный момент, и у Скалли едва не выступили слезы на глазах.

- Спасибо, парни, - прошептала она, чувствуя, как ломается от пережитых эмоций голос, и, ни на кого не оборачиваясь, поскорее открыла дверь фургона и выскользнула наружу.

Четверо мужчин молча наблюдали, как Скалли скрывается в темноте ночи.

- Но диск… - начал было Лэнгли, но не успел закончить фразу, как Малдер рванулся с места, выскочил из фургона и, не сказав ни слова, кинулся следом за Скалли.

- Не за что! – возмущенно крикнул в спину агенту Фрохайк.

- Выдвигаемся? – уточнил Джон, едва в окне квартиры Скалли вспыхнул свет.

- Пора бы и отдохнуть, - уставшим голосом согласился Фрохайк.

Байерс хмыкнул, повернул ключ зажигания и фургон, взвизгнув, рванул в ночь.

*****
Лишь захлопнув за собой входную дверь и повернув ключ в замке, Скалли смогла глубоко вдохнуть. Ноги дрожали, руки не слушались, а сердце колотилось так, что казалось, она только что пробежала многочасовой марафон.

«Все позади!», - попыталась успокоить она себя. И ведь все действительно было позади! А в качестве бонуса за пережитые волнения она получила необходимые улики, чтобы вытащить задницу Малдера из очередного дерьма…

«В один момент ты доказываешь всем, какой справедливой и крутой можешь быть, а в другой – в очередной раз остаешься в пустой квартире в полном одиночестве».

Дана на автомате зажгла свет и буквально через несколько секунд услышала звук отъезжающей машины.

От непролитых слез и нестерпимой жалости к самой себе в горле запершило так, что она закашлялась.

Черт бы побрал Малдера!

«А чего ты ждала от него?»

Этот вопрос Скалли ненавидела, считала глупым и переадресовывала барышням, стремящимся любыми путями поймать мужчину на крючок.

«Ты все сделала правильно!»

Но привычное заклинание почему-то больше не работало. Она еле-еле доплелась до ванной, открыла кран и плеснула в лицо прохладной водой. Дана посмотрела на себя в зеркало и поморщилась. Сверкающие глаза, взлохмаченные волосы, чуть приоткрытые влажные губы… Девушка в ожидании, не иначе.

«Какое же ты жалкое зрелище, Дана Кэтрин Скалли! Твой бывший напарник счел бы тебя интересным объектом для изучения!»

Стянув с себя одежду, она забралась в душ и включила воду. От резкого движения заныли ребра… И Дана вспомнила, как несколько недель назад боролась за собственную жизнь, как таяла в грозовую ночь в объятиях Малдера, который перед этим загнал ее в ловушку… Прежняя боль, ярость и обида на бывшего напарника нахлынули на нее так неожиданно, что она едва устояла на ногах.

Что мешало ей теперь поступить с Малдером так, как поступил с нею он? Загнать его в угол и заставить делать то, что хочет она, Дана Скалли?

Примерная католичка, привыкшая контролировать свои желания и не поддающаяся фантазиям… И Скалли, как воочию, увидела себя в клубе «Жара» в компании Дэна и Тома…

Ее темная сторона, которая однажды дала о себе знать, а потом на многие годы была заперта в глубинах подсознания, будто почувствовала слабину и потребовала немедленной свободы...

Как во сне она вновь услышала слова Мисси:

- Когда-нибудь ты вернешься к тому, чтобы снова ощутить нечто подобное.

Но что может быть опаснее, чем пойти на поводу у собственных желаний? Она, как представитель закона, знала, насколько губительны подобные порывы…

Но, боже, как же притягательны были эти мысли…

«Господи, что я делаю? Постоянно доказываю, на что способна? Вот только кому?»

Дана вздрогнула всем телом. Déjà vu.

Она боялась утонуть в собственных желаниях, которые, спустя годы, так внезапно вернулись к ней. Дана ощущала сухость во рту, она тяжело дышала, опустив голову, вновь и вновь пыталась воскресить в памяти образы Дэна и Тома… Калейдоскоп ярких картинок мелькал перед глазами, сливаясь в отчетливый мужской силуэт, подозрительно похожий на бывшего напарника.

*****
Малдер стоял у двери квартиры Скалли и, практически не дыша, вслушивался в то, что происходит внутри. Он вертел на пальце ключ и думал, стОит ли им воспользоваться или все-таки нужно вежливо постучать?

Он прислонился лбом к прохладной деревянной поверхности, чувствуя, что его самообладание на пределе. Она была там, и ему нестерпимо хотелось попасть к ней.

«И что ты ей скажешь? Что решил немного пройтись по округе, проветрить голову после всего произошедшего, а потом заглянуть на огонек к бывшей напарнице?»

Ответа он не находил. Малдер понимал, что наломал дров, но после того, как они провернули сегодня ночью опаснейшую операцию, ему показалось, что можно все прокрутить немного назад, до того момента, когда они встретились на берегу Потомака, и он осознанно начал мстить ей.

«А как же Диана?»

Ответа снова не было.

За дверью послышались легкие шаги, и Малдер представил, что за этой тонкой перегородкой сейчас находится Скалли - женщина, которая дважды перевернула его жизнь.

«К черту Диану! К черту всё!»

Скалли была нужна ему, и он был готов поставить что угодно на то, что и она нуждалась в нем. Какие бы ссоры и обиды сейчас ни стояли между ними, они всегда понимали друг друга с полуслова. Один взгляд, усмешка, неторопливый поворот головы… Так хорошо, как с ней, ему больше ни с кем не было.

Послышался звук льющейся воды, и Малдер тяжело вздохнул. Пора было рискнуть всем или убираться восвояси - теперь уже навсегда.

Он сжал пальцы в кулак, и ключ врезался в его ладонь.

*****

«Пойми меня правильно, Дана, в жизни иногда случаются вещи, о которых мы впоследствии жалеем. Вещи, которые влияют на всю нашу жизнь. Мне бы не хотелось, чтобы такое произошло и с тобой. Иногда мы совершаем необъяснимые поступки. Не очень разумные, зачастую просто сумасшедшие. Просто потому, что мы неосознанно хотим этого. Это как некая запретная свобода, о которой мы постоянно думаем и которую стремимся ощутить…»

Слова Мелиссы, которые она сказала после приключения Даны в «Жаре», отчетливо всплыли в памяти, будто и не было всех этих лет. Сестра всегда приходила ей на помощь, поддерживала даже после смерти.

Скалли полностью отдавала себе отчет в том, чего хочет, особенно после сегодняшних событий, но в том и дело, что ее желания были недосягаемы.

Прохладные струи хлестали по ее разгоряченному телу, не принося облегчения. Скалли уперлась ладонями в кафельную стену душевой, а затем повернула кран с холодной водой на всю мощность. Ей пришлось стиснуть зубы со всей силы, чтобы не закричать. Ледяной душ не успокоил ее сердце, но вернул способность здраво рассуждать.

Переодеваясь в привычную пижаму, Скалли сосредоточенно рассматривала свое отражение.

Опасная вылазка была позади, а доказательства, необходимые, чтобы она могла рассчитаться по всем долгам, лежали в ее гостиной. Чиновники из ОПЭ будут вынуждены отступить, Скалли была в этом уверена. Если она предоставит комиссии вещество, из-за которого погибло столько людей и которое являлось разработкой военных, то все обвинения против Малдера покажутся смехотворными и нелепыми, а дело Пола не посмеют закрыть!

«Ты будешь защищать его перед ОПЭ? - тут же спросила она себя. - Члены комиссии не поскупятся на откровенные вопросы…»

Даже облачившись в привычную пижаму, Скалли все еще дрожала. Зная, что не уснет этой ночью, она зашла в гостиную и замерла.

Предмет ее терзаний сидел в кресле, разглядывая диск, который она взяла в лаборатории комплекса.

*****
В скупом свете настенного бра его лицо казалось одновременно знакомым и таинственным. Она притворилась, будто не удивлена его появлению.

Малдер послал ей мрачный взгляд, поднялся и сам сделал шаг навстречу. Дана не шевельнулась, лишь упрямо сжала губы и привычно вскинула подбородок. Даже когда бывший напарник запустил пальцы в ее еще влажные после душа волосы, она не запротестовала. Его движения стали смелее, но Скалли сделала вид, будто ее это не волнует. Но разве это было возможно?

«Малдер живет на звездах, а я - на земле», - напомнила она себе.

Он наклонился и поцеловал ее почти грубо, сминая ее губы и парализуя волю. Это было невероятно волнующе, и Скалли, позабыв на мгновение обо всем, обняла его за шею, привстала на носочки и приоткрыла рот. Она прижалась к нему и потерлась о его бедра своими, в ответ Малдер стиснул ее попку. Скалли начала терять связь с реальностью и просто-таки заставила себя отстраниться от него. Она сделала это так неожиданно, что закружилась голова, и Дана чуть не упала. Малдер, конечно, все заметил.

Она тряхнула волосами, и очарование момента было мгновенно потеряно.

- Не старайся, я ничего не чувствую, - попыталась выкрутиться она.

- А я чувствую горячее, податливое маленькое тело, - заявил он и сжал ее бедро. Его тихий хриплый голос царапал ее кожу, словно наждачная бумага.

В животе вспыхнул фонтан искр, и Дана облизнула губы, ощутив вкус Малдера.

- Мне неинтересно, что будет дальше. Не обижайся.

Он долго смотрел прямо ей в глаза. Медленно провел тыльной стороной ладони по ее груди.

- Не обижусь.

И, дождавшись, пока она вздрогнет, наградил ее довольно дерзкой улыбкой и вернулся в кресло.

Ее сердце сделало невероятный кульбит и куда-то упало, разлетевшись вдребезги, безумная мешанина эмоций: досада, тоска, гнев - нахлынула на нее.

Скалли чувствовала себя будто с похмелья, словно по-настоящему надралась накануне. Бывший напарник пытался изменить правила игры, но он не имел права злиться только потому, что она не собиралась ползать перед ним на коленях, умолять переспать с ней, обожать его и покоряться его воле.

Ничего, он еще не знает, с кем связался!

Она сделала вид, что взяла себя в руки, села на диван и подобрала под себя ноги.

- Надеюсь, теперь ты уйдешь?

Его взгляд переместился на дверь в ее спальню.

- Определенно нет.

Малдер небрежно перекинул диск на журнальный столик. Его бесцеремонность и раздражала ее, и возбуждала. И с этим она уже ничего не могла поделать.

- Будет лучше, если ты спрячешь его как следует, - наконец проговорил он.

- Будет лучше, если ты продолжишь меня игнорировать, как все последнее время. А еще лучше, поезжай домой, - парировала она.

Она невольно приняла тон обиженной подружки, и от осознания собственного унижения у нее свело скулы.

- Нет, - просто сказал он.

Не будь за окном глубокая ночь, не переживи они несколько часов назад опасную вылазку на секретную базу, не действуй ей на нервы так нестерпимо все, что было связано с давними воспоминаниями и желаниями настоящего, и - о, черт! - не скучай она по нему так сильно, наверное, смогла бы лучше скрыть свое раздражение и обиду.

- Ты игнорировал меня все прошедшие недели, а теперь, среди ночи, вдруг решил объявиться. Только не говори, что это связано с сегодняшними событиями!

- Я знал, что, если оставить тебя ненадолго в покое, то ты сразу поймешь, как я тебе нужен, - под стать ей ответил он и тут же добавил примиряющим тоном, глядя на нее зеленовато-карими глазами: - По-моему, с тебя хватит на сегодня.

Скалли отвела взгляд от его лица.

- С нас обоих хватит. К счастью, все позади.

- Вот и прекрасно! – и тут же вкрадчиво добавил: - Я позволю тебе вернуться к делу Пола.

Дана резко повернулась к нему и фыркнула, не сдержавшись.

- Или опять будешь упрямиться? Твое обычное состояние... - расплылся в иронической улыбке Малдер, но глаза выдали его. Он смотрел на нее мягко, с нежностью.

Когда Скалли вдруг поняла, что Малдер, похоже, тоже скучал по ней, ее тело начало плавиться само собой. Чтобы побороть собственную слабость, она поспешно вскочила с дивана, схватила диск и ожесточенно запихнула в комод.

- Я не собираюсь пикироваться с тобой, уходи, - сдержанно попросила она, повернувшись к нему спиной.

Она слышала, как он вздохнул, как скрипнуло под его весом кресло.

- Не хочу сказать, что ты эгоистка, Скалли, но считаю, что иногда тебе следует подумать и о других людях. Например, о твоих подчиненных, о ФБР, наконец. Твое нежелание сотрудничать с КСО может навредить нашему общему делу, - поддел он ее.

- У руля КСО сейчас одна известная мне заносчивая и самоуверенная, но чертовски умная личность, которая и сама отлично справится, - хмыкнула она, рассматривая отражение Малдера в оконном стекле.

- Заносчивая и самоуверенная личность, при всем ее уме, не справится без тебя, - помолчав, ответил он.

Дана потрясенно застыла, не веря в то, что только что услышала. Она медленно повернулась к Малдеру и окинула его долгим взглядом. Он сидел в ее маленьком кресле, вытянув свои длинные ноги и скрестив их в лодыжках. Лицо его было мрачнее тучи.

Несколько недель назад после этих слов бывшего напарника Скалли могла бы уже праздновать победу. Но не теперь, когда Малдер сидел в ее квартире с потухшим взглядом. Не этого она хотела.

- Не подлизывайся… - пожурила она, пытаясь перевести все в шутку, но Малдер явно был настроен на серьезный разговор. К которому она не была уверена, что готова.

- Я просто откровенен, - спокойно резюмировал он.

- А как же твоя репутация одинокого волка, или правильнее сказать, лиса, которую ты вновь восстановил, работая в КСО? – улыбаясь, спросила Дана.

- Людям нужны легенды, Скалли, - поучительным тоном заметил он.

Ей сразу стало легче дышать. Она вернулась на диван и с любопытством посмотрела на Малдера.

- Так что же ты предлагаешь?

- Для начала нам нужно кое-что обсудить. Тема номер один в нашей повестке: Даллас, твой уход из «Секретных материалов» и желание снова выгородить меня.

Ей не понравилось начало, и она решила потянуть время.

- Это было нелегко… - сглотнула она, и откинулась на спинку дивана.

Малдер же спокойно ждал, глядя на нее. Его неистощимое обаяние производило на людей почти фантастическое воздействие, но сейчас перед ней сидел спокойный и рассудительный человек, который всегда оказывался быстрее, умнее и выносливее остальных, особенно, если был решительно настроен у этих самых остальных что-то узнать. Ей стоило бы предвидеть, что так будет, и подготовиться к допросу.

- Прости, – прошептала она. Отпираться дальше не было смысла.

- О, мы оба знаем, что ты куда красноречивее, чем кажешься сейчас! – грустно улыбнулся он.

- Как давно ты понял?

- Меньше суток назад, когда ты затеяла операцию по вторжению на ту базу. Все выглядело настолько нехарактерным для тебя, что мне пришлось хорошенько подумать над всем, что произошло с того момента, когда нам удалось выбраться из Антарктиды.

Скалли невольно напряглась, вспоминая разговор со Скиннером буквально за несколько минут до того, как ее показания должна была заслушать комиссия по главе с Джанной Кэсседи. Это было не самое приятное воспоминание в ее жизни. И не самый лучший поступок.

Тогда она была уверена, что поступает правильно, хотя со стороны это походило на предательство – и именно так Малдер и решил.

Дана хорошо помнила, что после ее ухода из отдела она ничего не захотела объяснять, поэтому он устроил скандал и велел не попадаться ему на глаза.

Поймет ли он ее сейчас?

В любом случае она должна сказать ему правду. И то, что сейчас он сидел рядом с ней и откровенно признавал, что она нужна ему, придавало Скалли смелости и уверенности.

- Я должна была сделать так, чтобы тебя оставили в ФБР, потому что знала, что рано или поздно ты оправишься от удара, - и добавила: - Ты имел полное право злиться на меня.

Их глаза встретились, и она смутно отметила, что сейчас они у него темные, как ночное море. Дана отметила, что он не удивлен ее признанию.

- Это работа Скиннера, не так ли? Что он пообещал тебе? – спросил он.

- Малдер, в тот момент это был лучший выход из сложившейся ситуации. В том случае, если бы ты согласился с принятыми комиссией выводами, работа в ФБР не закончилась бы для тебя увольнением. Так и произошло, ты вернулся в КСО, и у тебя оставался шанс когда-нибудь вновь вернуть себе «Секретные материалы».

Он долго молчал, и Скалли почти потеряла надежду, что он поймет и простит ее. Лицо Малдера оставалось совершенно бесстрастным. И вид у него был совсем не страдающий.

- Но почему ты ничего не рассказала мне, Скалли?

Вопрос был вполне резонным, и она даже удивилась своему спокойствию.

- Разве тогда ты не попробовал бы меня остановить? Не свел бы все мои усилия на нет? Те, кто закрыли «Секретные материалы», ждали малейшего повода, чтобы избавиться от тебя раз и навсегда.

Его ответное молчание было красноречивее любых слов.

И тут на нее снизошло озарение.

Скалли поняла, что, действуя тогда в одиночку, за спиной у напарника, она совершила непростительную ошибку. Потому что преодолевать трудности им удавалось, лишь когда они действовали сообща, как единое целое, поддерживая и ободряя друг друга.

Просто для того, чтобы держать людей на расстоянии, она пользовалась своим самоконтролем и желанием решать все единолично, а он – неиссякаемой иронией вкупе с язвительностью. Оба средства были одинаково эффективны.

После истории с Далласом Малдер стал себе видеть в ней женщину, на которую нельзя положиться. Но из них двоих сам оказался ненадежным. Не готовым поставить на кон свое сердце. Какая простая истина!

Его глаза чуть сузились, и Скалли поняла, что вот-вот он выдаст очередной малдеризм. И он не заставил себя ждать.

- Дорогой Дневник! Сегодня праздник моего сердца: агент Скалли, наконец, призналась во всем!

- Малдер, заткнись, - не выдержала она, закатывая глаза.

Приложив к груди руку, Малдер продолжил дурачиться:

- Дорогой Дневник! Агент Скалли действительно сказала это... – Малдер усмехнулся. - Пожалуй, следует усложнить задачу, - посерьезнел он и посмотрел на нее так, словно ожидал, что она вот-вот спасует.

Сердце Скалли пропустило удар.

- Чего ты еще от меня хочешь? - прошептала она.

- Хочу, чтобы на деле ты была такой же стойкой, какой притворяешься. Есть еще один не менее важный вопрос, на который я хочу услышать ответ.

Он сжал губы, но когда заговорил снова, в его голосе послышалась неприкрытая нежность:

- В лабораторию ты тоже отправилась ради моего блага?

Она занервничала, услышав эту нежность, зная, что бессильна перед ней.

- Не все в этом мире происходит из-за тебя, Малдер, - напомнила она ему, отводя взгляд.

Но Скалли сознавала, что это лишь попытка отсрочить неизбежное, и, так или иначе, но придется сделать этот пугающий прыжок в пропасть.

- Скалли… - выдохнул он, срываясь с места и опускаясь перед ней на колени. – Я вовсе не упрекаю тебя – видит Бог, после всего того, что ты для меня сделала, я не имею на это никакого права. Я просто не мог позволить тебе снова рисковать собой, потому и заставил Стрелков все рассказать, я должен был прикрыть тебя или защитить в случае опасности, да что угодно, лишь бы знать, что тебе ничего не угрожает! Ты – самое слабое место в моей броне. И так было всегда. Ты попробуешь простить меня за все, что я наворотил?

Малдер втянул в легкие побольше воздуха, чтобы немного унять эмоциональный шторм, и продолжил:

- Ты надежный человек, Скалли. Ты всегда стояла на страже моих интересов, даже в ущерб своим собственным. Твоя преданность не знает границ - сейчас я понимаю это ясно, как никогда.

Он поднялся и протянул руки в ожидании ее решения.

Скалли заколебалась. Готова ли она забыть обо всех прошлых обидах и начать все с чистого листа? Ее сердце настойчиво требовало от нее сделать этот шаг, тогда как разум напоминал, как много боли он ей причинил, как сильно заставил страдать. Но разве не сама она положила начало этому мстительному противостоянию? Разве не оставила его, пусть даже и не по своей воле, когда он так сильно в ней нуждался? И сейчас он нашел в себе достаточно сил, чтобы показать ей свою уязвимость, признавая, как сильно она ему нужна, и искренне прося у нее прощения. Так неужели же у нее не хватит смелости ответить ему тем же?

В кои-то веки они должны были быть открытыми и честными друг перед другом, стараясь услышать и понять не только себя, но и другого, если хотели смело смотреть в будущее, что бы оно ни сулило, и не оглядываться больше на прошлое. Ведь существовала только одна непреложная истина, которую они оба знали наверняка: им не справиться друг без друга. Она нужна ему, он – ей. Они - две половины одного целого.

Наконец решившись, Дана медленно поднялась и вложила свои ладони в его. Вздохнув с облегчением, Малдер притянул ее к себе, и Скалли прижалась щекой к его груди.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.08.2018, 12:21   #196
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Ура спасибо большое сколько эмоцый
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.08.2018, 22:12   #197
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,255
По умолчанию

P.S. Подарок в честь дня рождения Джиллиан (и Дэвида!)) )

Оказалось, быть частью всемирного заговора довольно приятно.

Поначалу ей было немного стыдно из-за этого, особенно когда выяснилось, кто стоит за заманчивым предложением в виде перспективного проекта в Европе. Тот короткий и довольно откровенный разговор в одной дешевой столичной гостинице произвел на Диану тогда странное впечатление. К тому времени работа над детищем Фокса уже утратила для нее притягательность новизны, и Диана поняла, что рискует увязнуть в карьерном болоте, что ее категорически не устраивало, ведь у нее не было навязчивой идеи напарника. Поэтому желание таинственной личности, которую она не раз видела в Бюро, но о которой совсем ничего не знала, встретиться именно с ней пробудило в Диане любопытство. Беспрестанно курящий мужчина был немногословен, но в общем и целом поведал ей о Проекте, предложив работу на так называемый Синдикат, члены которого фактически были тайным правительством, вершившим судьбы мира. Немного поколебавшись, ведь именно эти люди ставили палки в колеса их с Фоксом работе, агент Фоули согласилась и приняла участие в тестировании одного «многообещающего для Проекта вещества», как выразился Курильщик. Что это за вещество, он умолчал, но достаточно ярко описал его будущее. Ей надлежало быть осторожной, исполнительной и внимательной. От нее требовались постоянные перемещения по Европе для того, чтобы перевозить тестируемые образцы, наблюдать и делать заключения о возможностях вещества. Итак, под предлогом многообещающей карьеры в европейском офисе Бюро Диана собрала чемоданы и не без сожаления оставила позади бесперспективную, но такую интересную работу и одержимого трудоголика-напарника, а по совместительству весьма искусного любовника.

Спустя какое-то время Диана начала понимать все больше. Недаром ведь она работала с Малдером над «Секретными материалами». Но она предпочла помалкивать и не распространяться о своих наблюдениях.

Как-то ей пришлось выехать на одну из секретных баз на севере Европы, куда доставляли пациентов, подвергшихся воздействию препарата, который она исправно доставляла в Старый Свет. Нет, ее не смущала реакция организма на вещество, в конце концов, за время работы в ФБР чего только ей ни довелось увидеть, но она стала понимать всю масштабность Проекта, и это осознание сначала повергло Диану в ступор, а потом пришли и запоздалая паника, и липкий страх. Она решила, что переоценила свои силы и, возможно, зря согласилась на сделку с дьяволом.

Тогда она вернулась в Америку и потребовала немедленной встречи с Курильщиком. Ей были нужны не только объяснения, но и гарантии безопасности в случае массового применения препарата.

Си Джи Би Спендер, а именно под таким именем она его знала, казалось, ничуть не был удивлен ее реакции. В его арсенале всегда были наготове хладнокровие и безжалостность.

Диана получила то, за чем примчалась к своему куратору, и ее наконец посвятили в некоторые особо секретные детали Проекта, давая ей почувствовать себя более значимой, чем прежде, и вновь подогревая ее честолюбие. А еще несколько лет спустя он сообщил Диане о том, что ей надлежит вернуться в Вашингтон и приступить к своим новым обязанностям. От него же она узнала, что «Секретные материалы» закрыты и что Фокс Малдер получил назначение в КСО. Миссия Дианы состояла в том, чтобы присматривать за Фоксом в качестве его напарницы, а также по возможности вновь стать его любовницей. Однако Курильщик отметил, что иногда ей придется летать в Европу, чтобы контролировать некоторые фазы Проекта.

Диана не могла отказаться, разумеется, но у нее и не было для этого причин. Не самое неприятное поручение, стоило признать, хотя в душе она сомневалась, что Фокс встретит ее с распростёртыми объятиями.

Ей было даже любопытно, как он отреагирует на ее появление, ведь они не виделись долгое время.

Дело Гибсона Прайза стало отправной точкой ее дальнейших действий. Она появилась как нельзя кстати. Требовалось лишь осмотреться, оценить обстановку и при удобном случае сделать свой ход.

Приключения Малдера и Скалли в ледяной пустыне не добавили им популярности в Бюро, а лишь подлили масла в огонь. Курильщику же оставалось только поспособствовать разделению Фокса и его напарницы. Все складывалось как нельзя лучше.

Малдер пребывал в плачевном состоянии. Его драгоценные «Секретные материалы» стали воспоминанием, а еще одна напарница – предательницей, бросившей его в самую сложную минуту. Признаться, она беспокоилась о Фоксе. Его душевное и психологическое равновесие оставляли желать лучшего.

И тогда Диана взяла все в свои руки, стараясь действовать быстро и решительно. Ей была необходима уверенность в том, что он будет полностью под ее влиянием. И теперь ее задание не представлялось ей таким уж невыполнимым, как казалось в Европе.

Она встретилась с Малдером и призналась, что скучала по нему в Европе. Он смотрел на нее отрешенно, будто утратив связь с реальностью.

Диане даже стало немного обидно от того, так равнодушно он согласился, когда она откровенно предложила ему себя, но она была уверена, что теперь, когда он так уязвим, контролировать Малдера не составит труда – главное, сохранить этот контроль и в дальнейшем.

Она, конечно, дала ему понять, что ни на чём не настаивает, но Малдер и не сопротивлялся. Потому что был поглощён какими-то своими мыслями. А возможно, и надо было возразить, но он промолчал, понимая, что возврата к прошлому, к Скалли, к «Секретным материалам» нет. И пусть всё происходящее было ему поперёк горла, но, с другой-то стороны, они с Дианой когда-то были довольно близки, а сейчас вновь стали напарниками, так почему бы и не совместить… полезное с приятным?

В машине по дороге к его дому они обсуждали подробности предстоящих перемен. На что надо обратить особое внимание в отделе, который им поручали, как лучше выстроить отношения с новыми подчиненными. Точнее, говорила Диана, а Малдер только кивал в нужный момент.

Она и так всё знала лучше него.

Ведь изначально это всё были её желания, и она уже продумала каждую деталь.
Оказавшись в его квартире, Диана сразу потащила Малдера в постель. Шептала ему что-то на ухо о том, что в их новой жизни не должно быть места сомнениям. В ответ он лишь яростно сжимал ее. Ради того, чтобы избавить себя от обсуждений подробностей предстоящего будущего, Малдер был готов ещё и не на такое.

Когда Диана сделала вид, что уснула, сквозь ресницы она увидела, как Малдер осторожно вылезает из постели. Боясь ее разбудить, он оделся и тихо вышел из квартиры.

Агент Фоули немного заволновалась. Такие резкие перемены в жизни могли сказаться на Малдере самым непредсказуемым образом. Она закрыла глаза и приказала себе успокоиться. Диана представила, как он отправляется в ближайший бар, чтобы пропустить пару стаканчиков виски и обдумать сложившуюся ситуацию. Она практически воочию увидела, как он выпивает обжигающий напиток и глубоко вздыхает, затем поднимает глаза к темному небу за окном и пытается мыслить позитивно.

Малдер обязательно все взвесит, обдумает и перед ним нарисуется вполне логичная картина. Что нынешняя новая жизнь рано или поздно, но сложится… Но речь ведь не об этом. Речь о том, чтобы держать его под контролем.

Ее расчёт оказался верен. Си Джи Би будет доволен.

Малдер действительно вздыхал, попивая виски и вглядываясь в ночное небо за окном бара. Он пытался понять, что же его тревожит в таком недалеком и заманчивом будущем, которое так красочно обрисовала ему Диана.

«Почему же так тошно?»

Ему хотелось услышать правду на свой вопрос. Но рядом никого не было. А та, которая всегда была честна с ним, отныне принадлежала прошлому.

Он слишком много думал и сам не знал, чего хотел. Лучше было начать свыкаться с мыслью, что отныне в его жизни все изменилось.

Какое-то время спустя Малдер вернулся к Диане, лег рядом с ней, потаращился еще немного в темноту и наконец уснул. Она развернулась и прижалась к нему.

Но после той ночи на душе у Дианы Фоули было мерзко и гадко. Все-таки как-то нехорошо тогда получилось.

Диана опасливо обернулась и поежилась. Смешно, она же у себя, к тому же совершенно одна!

В своей квартире она всегда чувствовала себя увереннее, совсем не так, как у Малдера. Его убежище никогда не внушало ей доверия, ей было неприятно там находиться. Словно все в нем говорило о том, что это место предназначалось вовсе не для нее.

Агент Фоули постаралась отогнать тревожные мысли, вновь старательно вживаясь в роль заботливого друга, пылкой любовницы и надежной напарницы.

****
Диана аккуратно нанесла румяна на скулы, дополнив образ новой матовой губной помадой и темной тушью. Осмотрела придирчиво свое отражение, но увиденным осталась довольна.
Ничего не скажешь, выглядела она отлично! И ведь речь шла прежде всего о деле, а не о красоте.

Ей нужно было кое-что доказать Фоксу, вот и все. Последние дни ее раздражали его вздохи украдкой, и она немного забеспокоилась. Дело Пола Джонса собирались закрыть, комиссия ОПЭ жаждала крови Малдера, а он вздыхал по этой рыжей, вместо того чтобы подумать о себе.

Что бы между ними ни случилось, пока она отсутствовала, что бы он ни наобещал Дане Скалли и каких бы планов ни понастроил, Малдер все равно останется с ней, с Дианой. Потому что так правильно, потому что так нужно. И он сам это осознавал, Диана была уверена в этом. И всячески показывала ему, что все-все понимает. И что ему не нужно ничего ей объяснять.

И все же внутри образовалась сосущая пустота.

Но она не собиралась жаловаться! Всё в конце концов устроится так, как она захочет.

Нужно было только очень постараться.

Прошедший день получился несколько скомканным, хотя все, что Диана планировала, все же удалось воплотить в жизнь. А сейчас, несмотря на очень позднее время, она поедет к Малдеру - потому так тщательно и собиралась.

Раздался резкий телефонный звонок, и она вздрогнула. Неприятное предчувствие кольнуло ее в самое сердце. Она подняла трубку.

- Агент Фоули?

О, этот голос она узнала бы из миллиона!

- Слушаю. – Она попыталась дышать глубже, ровнее.

- Приезжайте немедленно, - холодно сообщили на том конце провода и отключились.

- Да, - запоздало выдавила она из себя, слушая гудки.

Что-то произошло. Что-то неприятное, чего ей никак не избежать… Она тряхнула волосами, собираясь с мыслями.

Нужно было торопиться, но она не могла заставить себя сдвинуться с места, хотя знала, как Курильщик не любит ждать.

*****
Спендер не спеша вошел в комнату, где его уже ждала агент Фоули, небрежным движением достал пачку сигарет и приостановился, разглядывая сидящую в кресле женщину. Жесткое сиденье не позволяло принять ей удобную позу: постоянно приходилось держать спину ровно. Округлые бедра, обтянутые юбкой, высокая полная грудь, смуглая чистая кожа, чувственные губы. Красоту в женщинах Спендер ценил как приятный бонус для достижения цели. Си Джи Би невольно задержал взгляд на прелестях Дианы, потом ухмыльнулся и чиркнул зажигалкой.

В этой женщине было все, что нужно мужчине.

Он на секунду задумался: почему же Малдер вновь и вновь цеплялся за Скалли? Чего ему не хватало в Диане? Преданности? Вызова? Или, может, любви?

Любовь… Си Джи Би невольно поморщился. Разрушительные и губительные эмоции.

Несбывшиеся мечтания и, по большому счету, глупые желания юности, а впоследствии и предательство - вот что такое любовь для мужчины. У него самого никогда не было времени на эту романтическую чепуху, он намеренно отгораживался от всего этого и надеялся, что и его старший сын придет к тому же. Особенно после Далласа, когда Скалли явила Фоксу всю так называемую преданность…

Ведь он, его отец, все так хорошо продумал и устроил! Да, Дана Скалли обладала сильной волей, была умна, отважна, - весьма ценные качества как в противнике, так и союзнике, - но в тоже время ужасно своенравна и упряма.

Проекту были нужны и подобные личности, но будущее предусматривалось лишь для таких, как сам Спендер – хладнокровных, расчетливых и беспринципных. Остальная часть человечества должна была смириться с неизбежным. Он возлагал на Малдера определенные надежды, и при помощи Дианы удалось достичь неплохих результатов. Ненависть вкупе с желанием отомстить бывшей напарнице так или иначе не могли не сказаться на его характере. Прослушка в квартире Скалли ясно давала понять, что Малдер не только прижал ее как следует, но и провел с ней весьма жаркую ночь. Си Джи Би почти считал дело сделанным, но эта рыжая девчонка снова смешала все карты, проявив характер.

В помещении царил лёгкий беспорядок, на столе были разбросаны бумаги, на небольшом диванчике у стола раскиданы вещи, но ни он, ни женщина не обращали на это внимание. Диана заметно волновалась, хотя прилагала немалые усилия, чтобы скрыть от него свою нервозность.

Он вызвал к себе Диану Фоули сразу после встречи с Лионелем. Пора было решать, что теперь делать и с нею.

Си Джи Би выпустил облако сигаретного дыма, и Диана наконец заметила его.

- Ваше присутствие в жизни Малдера больше не требуется. Завтра вы возвращаетесь в Европу, - сообщил он без предисловий.

Агент Фоули впилась взглядом в своего куратора, но и виду не подала, что эти слова явились для нее новостью.

- Замечательно, - выдавила она из себя.

Спендер смотрела на нее, прищурившись, и невольно сравнивал с Даной Скалли. А как бы повела себя рыжая, если бы им довелось работать вместе? Эта мысль увлекала и странным образом волновала. Навряд ли бы агент Скалли без единого возражения подчинилась. А ведь держать под контролем такого своенравного противника, как Скалли – истинное наслаждение. Пожалуй, кое в чем его сын разбирался лучше него.

- Вы снова займетесь делом, в котором достигли больших успехов, чем в этом. – От холодной улыбки Курильщика Диана заметно напряглась.

- Но… - все-таки неуверенно попыталась было возразить она. – А как же Фокс? Кто будет присматривать за ним?

Спендер еще раз затянулся, подошёл к столу и затушил сигарету. Затем повернулся к ней и достал новую.

- Вы не справились с заданием, Диана, Малдер вновь влез куда не следовало. И теперь мне приходится устранять последствия ваших ошибок, - нехотя сообщил он.

Агент Фоули чувствовала, что дело намного серьезнее, чем давал ей понять Си Джи Би, и осознание того, что он по-прежнему видит в ней лишь пешку, разозлило ее.

- А что я должна была сделать? Насильно его удерживать? – зло бросила она и тут же пожалела о сказанном.

- Для вас это серьезный промах…

- Но ничего не предвещало подобного исхода, - пробормотала она, потирая виски кончиками пальцев.

- К тому же Малдер вернулся к своей милой рыжей девочке, - закончил Спендер, словно не обращая внимания на ее оправдания. - Обстоятельства изменились, Диана.

- Этой милой девочки слишком много. Никак от нее не избавиться, - фыркнула агент Фоули.

Си Джи Би с любопытством уставился на нее.

- Уж не ревнуете ли вы?!

- Я знаю себе цену! – слишком поспешно бросила она и резко повернулась к нему.

Увидев, что Спендер смотрит на неё с насмешкой, она не выдержала, поднялась и сделала несколько шагов по комнате. Курильщик подошёл к ней, остановился рядом, и Диана наконец посмотрела на него. И натолкнулась на изучающий взгляд.

- Что-то не так?

Он покачал головой. Она пыталась разгадать его мысли, но глаза Курильщика были темны и холодны, как бездна.

- Я все улажу, - заверил он ее. – Лионель разберется со всеми трудностями.

Агент Фоули похолодела. Она не могла пошевельнуться. Лионель! Имя личного наемного убийцы Курильщика, которое она уже не раз слышала. Неужели Си Джи Би решил избавиться от Фокса? Или от Скалли? Или от них обоих?

Разве могла она когда-нибудь хотя бы предположить, что будет замешана в чем-то подобном?

«О боже… Как же это все омерзительно!»

Впервые за много лет работы на этого человека ей захотелось закрыть лицо руками и забиться куда-нибудь в угол, будто она маленькая девочка.

Спендер наблюдал за ее реакцией, готовый, как кобра, в любую секунду нанести удар, прояви Диана хоть малейшую слабость. Она смертельно побледнела, но отсутствие возражений с ее стороны более чем удовлетворили его - значит, она будет продолжать делать то, что хочет он.

Агент Фоули поняла, что больше не может находиться с этим человеком в одной комнате. Она пробормотала слова прощания и почти выбежала из помещения.

Не успела она опомниться, как уже стояла у своей машины.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.08.2018, 04:36   #198
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 146
По умолчанию

Карьеристка мать ее ))))Спасибочки большое за кусочек в честь праздника приятно ))))
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.08.2018, 21:34   #199
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,255
По умолчанию

P.S.Глава с рейтингом NC-17!

Когда Малдер привлек Скалли к себе, то сразу же привычно опустил подбородок на ее макушку, чувствуя еще влажные пряди волос. Воспоминания прошлого, еще до их тяжелого разрыва, нахлынули на него, и Малдер ощутил болезненный укол в груди.

Сейчас Скалли больше не вздрагивала от его прикосновений, как это было совсем недавно, не отшатывалась в испуге, и это сулило так много в будущем, что шла кругом голова.

И, видит бог, как ему было сейчас нелегко держать себя в руках!

Он медленно отстранился и оглядел ее с головы до ног, жадно вбирая взглядом мягкую шею, нежный изгиб груди, стройные бедра и ноги...

И тут, словно воочию, перед ним предстал образ Скалли, какой он ее видел глазами Беркса в том клубе. Его накрыло горячей волной жгучего стыда, когда он вспомнил, как обошелся с ней впоследствии – пусть это во многом стало результатом влияния чужой извращенной личности, но ведь он добровольно, почти охотно, пошел у нее на поводу, распаляя в себе гнев и обиду, ошибочно принимаемые им за ненависть. Он использовал ее тогда для удовлетворения своей похоти?.. Кажется, пришла пора еще кое за что извиниться и, если быть до конца честным с самим собой, то заодно найти ответ на еще один интересующий его вопрос в отношении бывшей напарницы.

Скалли почувствовала себя неловко под его задумчивым, изучающим взглядом.

- Что такое? Почему ты так на меня смотришь? – в замешательстве спросила она.

- Просто вспомнил кое-что… Если подумать, то я кругом виноват перед тобой, Скалли, - усмехнулся он, пытаясь по привычке скрыть свои истинные чувства за иронией. - В процессе расследования я зашел слишком далеко в попытке наказать тебя за твои, как мне казалось, провинности передо мной… Ты была права, заявив, что я находился под влиянием личности Беркса в тот вечер, когда заявился сюда и нагло воспользовался ситуацией, затащив тебя в постель. В свою защиту могу привести лишь довольно слабый аргумент: я утратил тогда контроль над собой. – И тут же добавил: - Однако я хочу, чтобы ты знала, что я никогда бы не причинил тебе боль, никогда не принудил бы тебя… - Малдер замолчал и резко провел рукой по волосам. – Ты могла остановить меня, но не сделала этого. Потому что тоже хотела меня, верно? – добавил он, испытующе глядя на нее.

Скалли сделала глубокий вдох. Что ж, раз уж они решили все окончательно прояснить между собой, то нужно наконец взглянуть правде в лицо – какая ирония, что они, такие упрямые искатели этой самой правды, так долго отказывались признать ее, когда дело касалось их взаимных чувств. Пора было с этим завязывать.

- Да, - расправив плечи и решительно заглянув ему в глаза, тихо сказала она. – Я запуталась, страшилась будущего и, если честно, ужасно скучала по тебе. Мне хотелось вернуть то ощущение безопасности, что я всегда испытывала в твоем присутствии. Даже несмотря на то, что на этот раз ты сам и выбил почву у меня из-под ног, - с легким укором добавила она.

Он несколько ошеломленно улыбнулся в ответ.

- Мы с тобой та еще парочка мазохистов, да? – Дождавшись ее ответной улыбки, он добавил уже куда более серьезным, задумчивым тоном: - Меня тогда обуревали противоречивые эмоции: я хотел наказать тебя и в то же время жаждал обладать – так же, как и он. Может, именно поэтому я так легко поддался своей «темной стороне», - продолжил он и, чуть прищурившись, уже улыбаясь добавил: - Но тебе ли не знать и об утрате контроля, и о «темных» желаниях, верно, Скалли?

- О чем ты? – настороженно переспросила она, хотя уже догадывалась, к чему он ведет.

- Если уж выкладывать все, то полностью, не останавливаясь на полпути. Ты... - он помедлил, - не хочешь рассказать о том, что произошло тогда в клубе «Жара»?
Она вся вскинулась, силясь понять, чего он добивается, но наткнулась лишь на его нежный взгляд. Однако многолетняя привычка дала о себе знать – ее первой, практически инстинктивной реакцией стало отрицание, попытка уйти от ответа на такой жесткий в своей прямоте вопрос.

- Малдер, прошлое не имеет больше значения, - от прозвучавшей в голосе неуверенности у нее задрожали губы. Скалли попыталась отстраниться, но не смогла сдвинуться с места: его руки не дали ей такой возможности. Она, как завороженная, наблюдала за его движениями.

- Расскажи мне, что произошло тогда, Скалли. - Малдер явно не был намерен так легко отступать. Его голос соблазнял и ласкал, обещая, что он не станет ее судить, что бы она ему ни рассказала. И в этот момент Скалли вдруг как никогда ясно осознала, почему Малдер считался таким хорошим профайлером.

- Не уверена, что могу… - услышала она свой жалобный шепот и зажмурилась.

Вместо ответа его пальцы нырнули в вырез ее пижамы и тут же наткнулись на ее соски, которые мгновенно затвердели. Скалли ахнула от охвативших ее ощущений и невольно выгнулась в его руках. Малдер так уверенно и умело ласкал ее, что низ живота тут же предательски заныл...

Мгновение – и все закончилось. Его руки больше не касались и не удерживали ее. Дана вскинула голову и уставилась на Малдера. Ее губы приоткрылись в немом вопросе, но он опередил ее.

- Расскажи мне, Скалли.

Она было заколебалась, но, услышав в его голосе легкую хрипотцу, – отголосок подавляемого желания – задохнулась, и в ее сердце ярким потоком хлынули нежность и тепло.

Да, Малдер безумно хотел ее, но прежде всего он стремился к тому, чтобы между ними не было больше недоверия и недопонимания. Сейчас она была не только самой желанной женщиной для него, но и самым важным человеком.

Пора было сделать шаг в эту пропасть…

Дана смежила веки, глубоко вдохнула и, пошатнувшись, тут же ощутила на своих плечах теплые и сильные ладони Малдера.

- Все будет хорошо, обещаю.

И тут она поняла, что благодаря Малдеру к ней вернулось душевное спокойствие. И что она не хотела бы его снова потерять.

- Обещаю, - повторил он, и Скалли поверила.

Она слабо улыбнулась и… устремилась вперед. Больше она не останется наедине со своими страхами.

Рассказ дался ей нелегко, но, выговорившись, она ощутила неожиданное облегчение.

Поделившись с ним столь сокровенной тайной, она лишь стала ближе к нему, и слова о доверии были уже излишни.

- Больше мне добавить нечего. Вот так все и было.

Когда Скалли, наконец, замолчала, то вокруг не запели птицы, и они с Малдером не пошли, держась за руки, в закат, как герои какого-нибудь сопливого романтического фильма.

Он просто молча притянул ее к себе и обнял.

Его дыхание колыхало ее волосы, он почти касался их губами. Скалли старалась, чтобы они дышали в унисон. Вдох-выдох. Она положила руку ему на грудь, чувствуя, как бьется его сердце. Сильный и ровный стук успокаивал ее.

Малдер наклонил голову и потёрся щекой о ее лоб, тогда как его руки начали действовать словно сами по себе, лихорадочно ощупывая ее податливое тело и прижимая к себе. Скалли прерывисто вздохнула, обняла его за шею и поцеловала. Он на секунду замер и ответил на поцелуй, позволяя ей вести.

Под давлением ее губ он открыл рот, впуская ее язык, чтобы она могла почувствовать его вкус, и едва не застонал, ощутив сладость ее дыхания.

Дана прервала поцелуй, когда Малдер попытался перехватить инициативу, отстранилась, просунула правую руку под его водолазку и провела костяшками пальцев по груди.

Мягким движением Малдер накрыл ее ладонь своей и несильно сжал. Она подняла другую руку, намереваясь провести пальцами по его щеке, но Малдер перехватил и ее, стиснув оба запястья.

- Что ты делаешь, Малдер? Что-то не так? – недоумевающе хмурясь, спросила она.

- Хочу, чтобы сейчас ты решила для себя, Скалли, чего именно ждешь от меня, – спокойно ответил он, не выпуская, однако, ее из своего стального захвата.

- Я не понимаю…

- Как насчет того, чтобы передать мне на время ключ от твоего самоконтроля и таким образом закончить начатое когда-то в клубе «Жара»?

Скалли замерла, потрясенно глядя на него. Возникшее неконтролируемое желание потрясло ее, прокатившись по телу чувственной волной и растекаясь внизу живота. Ее сердце забилось в бешеном ритме, и Скалли плотно зажмурилась, боясь перешагнуть черту, за которой ее ждало доселе неизведанное и потому такое опасное наслаждение.

- Малдер… - прошептала она, - ты слишком многого требуешь.

- Разве ты не хочешь узнать, что было бы, дойди ты тогда до конца? – нашептывал он ей, словно демон-искуситель. - Тебе ведь понравилось в прошлый раз, когда я взял инициативу на себя. – Увидев, как она вспыхнула при этих словах, он продолжил: - Докажи, что ты на самом деле безоговорочно мне доверяешь. Скалли, которую я знал, никогда не отступала перед вызовом, - подначил он ее и вновь перешел на соблазнительный тон: - Обещаю, тебе понравится.

Она все еще колебалась, воскрешая в памяти картины прошлого и прислушиваясь к себе.

Сможет ли она отказаться от контроля, позволяя ему подчинить себя без остатка, показать свою уязвимость?

Малдер смотрел на нее со все возрастающим напряжением в ожидании ее решения, и когда она, наконец, открыла глаза и посмотрела на него смятенно и беспомощно, ленивая мужская улыбка тронула его губы.

В следующее мгновение он уже подхватил ее на руки и направился в спальню, и она лишь тихо вздохнула, покоряясь его воле и силе.

Малдер сдернул покрывало с постели, уложил ее на мягкие простыни и снял с себя водолазку. Скалли отметила про себя, что волосы у него на голове при этом стали похожи на ершик. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, а она принялась расстегивать его ремень, затем молнию, спустила пояс его джинсов и резинку боксерских трусов.

Обнаженный, он снова склонился над ней. Она попытались стащить верх пижамы, но дрожащие пальцы запутались в бретельках, и ткань собралась на шее, закрыв ей лицо. И не успела она закончить начатое, как ладони Малдера вновь накрыли ее запястья, мягко разводя руки вверх и в стороны. Скалли невольно затрепетала, понимая, в какой беззащитной позе находится сейчас перед ним. Она почувствовала его дыхание на своей груди и задохнулась от удовольствия, когда его губы влажно сомкнулись сначала на одном соске, потом на другом. Его язык стал очерчивать окружности вокруг розовых вершинок, и от его ласк соски затвердели и заострились, а между ног возникла характерная пульсация.

- Мне нравится, как твое тело реагирует на меня, - прошептал он.

Скалли полностью отдалась новым ощущениям. Перед ее закрытыми глазами вспыхивали яркие огни при каждом его движении, и никогда еще она так остро ни чувствовала связь между ними.

Он отпустил ее руки, накрыл ладонями груди и сжал. Из ее горла вырвался стон.

Затем его пальцы опустились к ее бедрам и уверенно стащили пижамные штаны. Все ее тело было словно в огне, создавая контраст с приятно холодившими спину простынями и лишь усиливая и без того ошеломляющие ощущения.

Малдер что-то шептал, пока его руки блуждали по ее телу, но она не могла разобрать слов из-за оглушительно стучавшей в ушах крови.

Вдруг его прикосновения куда-то исчезли. Раздосадованная Скалли пару секунд лежала неподвижно, переводя дыхание, а потом решила воспользоваться этим, чтобы сменить позу, освободиться от остатков одежды и посмотреть, куда подевался Малдер. Однако же не успела этого сделать, потому что он удержал ее, навалившись сверху и прижав к кровати, лишая возможности двигаться. Его теплые ладони вновь накрыли ее руки и завели их Скалли за голову. Раздался лязг металла, щелчок, и вот уже ее тонкие запястья сжали браслеты наручников, перекинутых через изголовье кровати – она оказалась в ловушке, полностью в его власти.

Остро ощущая свою беспомощность и беззащитность перед ним, она задрожала еще сильнее. Скалли попыталась совладать с охватившей ее паникой, убеждая себя, что это Малдер, а значит, нужно просто довериться ему и расслабиться. Тем более что разумом она понимала, что ей придется подчиниться его желаниям, чтобы дать выход своим собственным и раз и навсегда избавиться от сомнений и страхов прошлого, так сильно повлиявших на ее всю дальнейшую жизнь и отношения.

- Не двигайся, пока я не разрешу, Скалли. - В ответ на ее молчание он повторил более властным тоном: - Ты ведь будешь хорошей девочкой и сделаешь то, что я велю, да, Скалли?

Не имея возможности разглядеть его лицо, она лишь медленно кивнула. Почти всю жизнь она контролировала каждый свой шаг, но не сейчас. Не с этим мужчиной.

Пальцы Малдера спустились к ее бедрам и раздвинули их, проведя по проступающему бугорку клитора. Она содрогнулась и почувствовала горячую влагу между ног.

- Ты такая горячая… - прошептал он.

Он коснулся ее живота губами, продолжая ласкать ее клитор пальцем, а потом вдруг стал быстрее покрывать ее тело поцелуями, обдавая кожу участившимся, горячим, влажным дыханием. Тканевый барьер на лице мешал ей видеть, тем самым обостряя все остальные чувства, тем более что прикосновения Малдера из дразнящих и возбуждающих стали жадными и требовательными.

Скалли дернулась, внутренне сжимаясь и сопротивляясь, когда его язык заменил палец. Но Малдер, предугадав ее попытку закрыться от него, сильнее стиснул ладонями ее бедра, не позволяя вырваться. Зажмурившись почти до боли, она всхлипнула, непроизвольно раздвинула бедра и приподняла их ему навстречу.

Шире разведя ее ноги, Малдер устроился между ними, и она почувствовала на себе его взгляд. Скалли молчала, но дышала так тяжело, словно в ее душе шла ожесточенная борьба. Малдер снова ласково поцеловал ее плоский живот, после чего его мягкие губы опустились ниже и успокаивающе коснулись влажных складок.

Она судорожно выдохнула, когда почувствовала нежные, но уверенные движения его языка. Ее клитор отвечал на них, разбухая и неистово пульсируя под его поцелуями. Ее тело полностью открылось для него, отдавшись во власть его губ и языка. Скалли содрогалась от прикосновений его рта, помогая ему найти нужный ритм, ведь с ним все было естественно и оттого прекрасно.

Она еще больше приподняла бедра, чтобы усилить ощущения. Перед ее закрытыми глазами все ярче вспыхивали звезды, и Скалли пришлось напомнить себе, что нужно дышать. Каждое его движение возносило ее к новым вершинам, а собственные вскрики распаляли еще больше.

Малдер постепенно сводил ее с ума: его бесстыдные ласки то доводили ее до края, за которым ее ожидала манящая пропасть забвения, то безжалостно отбрасывали назад, удерживая вдалеке от нее, заставляя извиваться от неудовлетворенного желания и буквально умолять прекратить эту сладостную пытку.

И вот, когда ей уже начало казаться, что она больше не выдержит и вправду сойдет с ума, Малдер внял ее отчаянным мольбам. Темнота прошлого и сумрак настоящего постепенно отступили, и она будто вырвалась из оков своего тела, уносясь все выше… Удовольствие, равного которому она никогда прежде не испытывала, окутало ее волнами, и в момент ярчайшего наслаждения, когда спазмы охватили все ее тело, она выкрикнула его имя:

- Малдер!

Сотрясаемая волнами оргазма, Скалли будто потеряла связь с реальностью и, кажется, даже отключилась на несколько секунд.

Он же еще немного поводил языком и губами по пульсирующему клитору, продлевая ее оргазм, поцеловал его, а затем поднялся вдоль ее тела, освобождая, наконец, от наручников и остатков одежды и кладя руку на грудь - туда, где неистово колотилось ее сердце.

Немного погодя, совладав, наконец, с собой, Скалли посмотрела на него и накрыла его руку своей, переплетая их пальцы.

- Как ощущения? Не так уж страшно оказалось время от времени отдавать контроль над ситуацией кому-то другому? Довольно… освобождающее чувство, лишь усиливающее удовольствие, верно?

Все еще не вполне справившись со сбившимся дыханием, она смогла лишь слабо кивнуть в ответ. Да, это действительно было рискованно – вот так, без оглядки, открыться ему, причем не только телом, но и душой. Любовь всегда была для нее опасным чувством, а тем более любовь к этому мужчине, не приемлющему полумер и требующему полной отдачи. Она так боялась раствориться в нем и потерять себя, став объектом его страсти, однако стоило ей рискнуть, и результат превзошел все ее ожидания, показав, что подчинение человеку, которому безоговорочно доверяешь, может стать невероятным опытом, вознося к неведомым доселе вершинам наслаждения.

Дождавшись от Скалли подтверждения, Малдер наконец выпустил ее из объятий и перекатился на бок, давая понять, что его наглядная демонстрация окончена и она вновь может перенять инициативу - если пожелает, конечно.

В его глазах светилась нежность, от тела исходил жар. Она почувствовала, как его твердый член упирается ей в бедро, и опустила руку, чтобы дотронуться до него. Малдер издал приглушенный вздох, но не шевельнулся.

- Малдер, - прошептала она, - я хочу тебя.

При виде его знакомой дразнящей улыбки ее сердцебиение, начавшее было замедляться, вновь участилось.

- Я весь в вашем распоряжении, моя госпожа, – игриво отозвался он.

Скалли была такой влажной, что сейчас он легко и быстро мог бы овладеть ею, но она заколебалась и прочитала на его лице недоумение и вопрос. В следующую секунду она слегка толкнула его в плечо и ловко оседлала, едва он перевернулся на спину.

- Тогда теперь моя очередь быть сверху, - прошептала она ему прямо в губы и завела его руки за голову, не позволяя прикоснуться к себе. Ее колени сжали его бока, а ягодицы потерлись о его пах, заставляя Малдера выгнуться ей навстречу. Ее природные женственность и сексуальность обрели свободу благодаря его ласкам и поцелуям, и ей не терпелось продемонстрировать и свою власть над ним.

Она стала медленно двигаться вверх-вниз, и нежная кожа ее бедер лишь усиливала его возбуждение. Все его мускулы напряглись, когда ее набухшие соски коснулись его груди, но Скалли продолжала удерживать его руки, не давая ему дотронуться до себя.

Своими прикосновениями она хотела лишить его самообладания, чтобы он не мог более сдерживаться и обрел самого себя, как это произошло несколько минут назад с нею.

- Малдер, лежи смирно, иначе и я воспользуюсь наручниками! - предупредила она.

Она склонилась над ним, прикасаясь губами к его шее там, где бился пульс, покусывая и пощипывая теплую кожу. Ее ладони поглаживали его мускулистую грудь, пальцы замерли на бугорках сосков и принялись перекатывать их, отчего Малдер тут же застонал.

Когда его дыхание стало прерывистым, Скалли с внутренним ликованием убедилась, что действует на этого мужчину так же, как и он на нее. Они оба брали и в тоже время отдавали, двигались вперед и отступали, потому что в этом извечном противостоянии не было победителей и побежденных.

Его глаза стали почти черными; он смотрел на нее не отрываясь, словно хотел запомнить каждый миг. Скалли непроизвольно выгнулась, задев промежностью его твердый член, и жалобно вскрикнула, не в силах сдержаться, от охватившего ее острого желания.

Звук ее голоса будто ножом перерезал тонкую нить, которая отделяла Малдера от безумия. Запреты больше не действовали на него. Скалли тут же почувствовала в нем перемену, но ее собственное возбуждение было настолько велико, что ей стало наплевать на свои же правила. И вот уже его ладони сомкнулись на ее талии, мышцы пресса напряглись.

- Нравится дразнить меня? Любите играть с огнем, агент Скалли? – прошептал он низко и почти грубо. Желание исказило его голос до неузнаваемости.

«Никогда бы не подумала, но да!»

Наполненный едва сдерживаемой страстью голос Малдера, его судорожно сжатые ладони с впивающимися в ее кожу пальцами все сильнее заводили ее. Вновь дрожа, словно в лихорадке, Скалли прикрыла глаза, практически теряя контроль над собой.

- Прости, я больше не могу. Ты нужна мне, - услышала она его шепот за секунду до того, как он резко подался вперед и насадил ее свою возбужденную плоть, припав губами к ее рту и поглощая ее вскрики. Их тела стали единым целым, и Малдер не медля принялся двигаться резкими толчками.

От давления его члена на ее по-прежнему чувствительный клитор Скалли начала всхлипывать, но он лишь наращивал темп. Малдер входил в нее мощными толчками, вращая бедрами и раздвигая тугие стенки ее лона. Она изогнула спину навстречу этим движениям, еще теснее прижимаясь к нему для более глубокого проникновения.

Их дыхание сбилось, и комнату наполнили стоны томительного возбуждения, доводящего до предела и почти причиняющего боль, заставляя их сердца биться в бешеном ритме в преддверии неминуемой разрядки.

…Время остановилось. Кроме них двоих не осталось ничего. Одно дыхание на двоих. Одно желание...

Он задвигался еще быстрее, овладевая ею с жадностью, почти неистово, требуя от нее полной отдачи, не оставляя ей ни малейшего шанса вновь укрыться за стеной самоконтроля, но Скалли и не думала отступать, распаляемая его страстью. Она сильнее сжала его бедра, чувствуя приближение очередного оргазма, переместила руки выше по его груди, скользя ладонями по его напрягшимся мышцам, и, сотрясаемая шквалом наслаждения, ухватилась за его плечи, отдаваясь целиком, без остатка.

Малдер сделал еще один сильный рывок, вторгаясь в нее почти грубо и ощущая, как чувствительная плоть Скалли сжимается вокруг него, и на миг испугался, что причинил ей боль, но, услышав ее вскрик, полный наслаждения, застонал и содрогнулся, изливаясь в нее…

Они стали, наконец, одним целым, чистым и ярким пламенем.

…Они больше не думали о прошлом. Не думали о завтра. Взаимная обида не давала им здраво мыслить, толкала на необдуманные поступки все время, пока длилось их противостояние. Их сближению препятствовало все: неотложные дела, проблемы, простая усталость. И обстоятельства. Потому что после них сердце долго саднило. Болело от невозможности и непонимания. От мук ревности и необоснованных упреков... И страха, ведь сила и интенсивность их взаимных чувств была сама по себе «секретным материалом».

…Спокойные, ничего не значащие фразы после их первого приветствия в день знакомства. Ее смущение и любопытство… Так все начиналось…

…Обоюдное, непонятное и волнительно-предвкушаемое ожидание чего-то неведомого. Их жаркие взгляды отводились в стороны и опаляли все, что попадало в поле зрения. Пустые вопросы. Быстрые ответы. И снова боль, боль новых утрат… Его отец, ее сестра…

Она обняла его, уткнулась подбородком в его макушку, нежно перебирая пальцами волосы и вдыхая его запах. Он ждал этого момента и тут же нетерпеливо коснулся губами ложбинки между ее грудей. Сладкая дрожь мгновенно распространилась от низа живота по всему ее телу….

Судорожно лаская ее тело губами, он поочередно припал к ее соскам и затих, но ненадолго. Их наконец вспыхнувшая после стольких лет медленного тления страсть, теперь уже ничем не омраченная, нуждалась в поцелуях, в горячих и нежных, заставляющих забыть обо всех и обо всем…

«Как далеко ты готов зайти? И как далеко за тобой последую я?»

«Я тебе не нужна, Малдер. И никогда не была нужна. Я просто прикрывала твою спину...»

«Ты способна вынести в этой жизни намного больше меня, Скалли!»

«Из жизни в жизнь зло возвращается как зло. А любовь возвращается как любовь. Запомни, Скалли. Из жизни в жизнь, вечно. Любовь сводит души навсегда...»

Простыни были влажными от недавно пережитого эмоционального шторма, но они не обращали на это внимание. Они лежали, не размыкая объятий, и молчали, ибо слова в тот момент были излишни.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.08.2018, 14:24   #200
ulka
посвященный
 
Аватар для ulka
 
Регистрация: 04.11.2008
Сообщений: 1,146
По умолчанию

Спасибо огромное за такой замечательный фик
ulka вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 14:53.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot