Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Творчество по другим фандомам

Ответ
 
Опции темы
Старый 06.12.2013, 20:16   #31
Anade
No need to be romantic
 
Аватар для Anade
 
Регистрация: 27.09.2008
Адрес: Омск
Сообщений: 936
По умолчанию Серенити

Серенити
Название: Серенити
Переводчик: Anade
Бета: команда Firefly 2013
Оригинал: Serenity автор hazellazer, запрос на разрешение отправлен
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/392450
Размер: миди, 4160 слов в оригинале/3800 слов в переводе
Пейринг: Кара Трейс/Ли Адама
Категория: гет
Жанр: кроссовер, АУ, драма, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Шесть лет минуло с тех пор как завершилась Война за Объединение, и те, кто на ней сражались, пытаются теперь отыскать свое место в мире. Будь то воссоединение с военными товарищами или попытка забыть прошлое, бывшие Коричневые плащи справляются с этой проблемой каждый по-своему. И всё хорошо до тех пор, пока волей случая не возвращаются старые воспоминания и союзы.

Кара моргает, в удивлении уставившись на стоящие перед ней в ряд стопки; пересчитывает их: одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь. Число внушительное, но она готова поклясться, что сперва их было восемь. Конечно, велика вероятность, что одну она уже выпила, но это не объясняет, куда делась треклятая тара. Табурет опасно качается, когда она наклоняется, чтобы поискать на грязном полу, вцепившись одной рукой в обшарпанную барную стойку.
— Завтрак там потеряли, капитан?
Кара резко выпрямляется, да так, что ударяется головой о край стойки. Перед глазами вспыхивают звёзды; будь она трезвой, боль была бы куда сильнее, думает Кара и поздравляет себя с тем, что она пьяна. Кара пытается проморгаться, и тень с человеческими очертаниями, сидящая на соседнем табурете, оказывается в фокусе. Малкольм Рейнольдс.
— Хей, сержант, — тянет она и лениво отдаёт честь.
— Миленькое местечко ты выбрала, — говорит он, глядя по сторонам и потирая ладони. — Я тут просто мимо проходил, может, посоветуешь что из здешнего ассортимента?
Кара только пожимает плечами.
— Да тут все дерьмо, — крутнувшись на табурете, она откидывается назад, облокачиваясь на стойку позади.
— Такой какой же чести я... Чему обязана честь этого... — Кара расстроенно замолкает. — Какого чёрта вы тут забыли?
— Ищу, с кем бы пропустить стаканчик чего-нибудь стоящего. И похоже, дальше искать не придётся.
У Кары бурчит в животе, и она понимает, что замечание Мэла насчёт завтрака слегка опередило время.
— Так для тебя теперь это норма? — Мэл поворачивается к бармену. — Мне половину того, что заказала она.
Бармен выставляет перед ним в ряд четыре стопки. Мэл берёт одну и с ухмылкой изучает содержимое.
— У меня от одного вида несварение.
— На то и расчёт, — Кара чувствует вспышку раздражения. Не то чтобы она имела что-то против Рейнольдса. Хороший мужик и хороший лидер. Она ему, можно сказать, жизнью обязана, но это ещё не повод врываться вот так в её жизнь спустя почти год.
Мэл запрокидывает голову, глушит стопку, морщится и кашляет.
— Ну и мерзость!
Кара с секунду раздумывает, попадет ли она ему по роже, если ударит, но в конце концов решает сохранить последнюю каплю самоуважения.
— Мерзость? — повторяет она за ним. — Вряд ли тебе попадалось что лучше, Мэл. Кого из бывших рядов Сопротивления ты уже выследил с расчётом “пропустить стаканчик чего-нибудь стоящего”?
— Только тех, для кого у меня есть дело. — Слова Мэла звучат резче, чем ожидала Кара, поэтому она выпрямляется на табурете. — Но в этом деле нет места выпивке. Отправляйся домой, протрезвей и ищи меня завтра с утра.
Он поднимается с табурета и направляется к двери.
— И не притрагивайся больше к алкоголю.
Когда они встречаются с Рейнольдсом на следующее утро, Кара трезва как стёклышко, хотя головная боль заставляет её мечтать об обратном. Рядом с Мэлом Зои, как и всегда.
Может быть, предложение Мэла окажется лучшим из всех, что Кара получала на протяжении нескольких лет.
— Ты уверена, что это не похмелье в тебе говорит? — спрашивает Зои. Но Кара уверена, это именно то, что ей нужно.
«Серенити».

***

Ещё не открыв глаз, Ли кожей почувствовал рядом с собой пламя и слишком много дыма в лёгких.
Он попытался сдвинуться с места, но конечности запротестовали; с каждой попыткой боль в боку становилась всё сильнее, словно подтверждая, что он ещё жив.
Ещё жив.
Жар лизнул его кожу сильнее. Где же он оказался?
Кто-то схватил его за запястья и потянул, какое-то время протащив по твёрдой земле, прежде чем отпустить.
Какофония вокруг него перешла в гул, из которого он смог вычленить, как кто-то звал его по имени.
— Аполло? Lao tian bu. Ли, ты меня слышишь?
Ли пришлось открыть глаза, чтобы увидеть Кару, склонившуюся над ним. С брови на подбородок ей стекала струйка крови. Ему не пришлось сдерживать безумный порыв дотянуться пальцами и стереть эту струйку. Он совсем не мог двигать рукой.
Ли попытался позвать Кару, но вместо этого только закашлялся. Она удерживала его на весу, хоть и чертыхалась под нос.
— Кара? — выдавил он наконец, хватая ртом воздух. — Что произошло?
Выгнув шею, Кара заглядывала за край скалы, за которой они укрывались. Она обернулась, явно злая, но во взгляде её читалась грусть. Такой взгляд бывает у тех, с кем сражаешься плечом к плечу столько, сколько они сражались с Карой.
— Гребаные ПВО сил Альянса.
Воспоминания вспыхнули в его сознании.
Прибытие в долину Серенити, поддержка с воздуха для прикрытия наземных сил сопротивления, которые сражались там уже несколько недель кряду.
Остальные восемнадцать летательных аппаратов были сбиты силами Альянса.
Ли до сих пор слышал вой сирены, оповещавшей их о летящей в их сторону ракете, прежде чем все стало темно.
— Qing wa cao de liumang, — проворчал Ли, пытаясь опереться о скалу и не обращать внимания на жжение в боку и то, что, кажется, у него была сломана пара рёбер.
— Сколько наших погибло?
Ответом ему была тишина.
Они и впрямь попали в серьёзную переделку.
— Ясно. Значит, остались только мы? — спросил он.
— Только мы.

***

Когда их космический автобус — Мэл бесится, когда Кара так называет корабль, — приземляется на планете, у Кары всего одна мысль: её работа окончена. А Мэл все еще отделывается намеками, что их ждет серьёзное дело.
— Дамы и господа, остановка — Нью Канаан, следующая остановка — а чёрт его знает.
Кара покидает мостик и ныряет в свою каюту, чтобы переодеться в спортивные штаны и кроссовки.
— Уже сбегаешь? — спрашивает Кейли, когда Кара направляется к грузовому трюму. — Мы и десяти минут на поверхности не пробыли.
— Лучше я уйду сейчас, потом могут возникнуть проблемы, — отвечает Кара, спускаясь по лестнице и минуя Мэла, Зои и Джейна по пути к выходу. Мэл никогда не спрашивает, зачем она уходит. Лучший в мире капитан.
Не то чтобы она не любила «Серенити», на протяжении уже почти пяти лет этот корабль — её дом, а его команда — ее семья . Но когда бы они ни приземлялись, ей всегда надо наружу.
Едва её подошвы касаются поверхности, она бросается бежать, неважно в какую сторону, до тех пор, пока совсем не выбивается из сил.
Нью Канаан — дерьмовая, слабо терраформированная планетка. Кара не представляет, что за работу тут можно отыскать, но это неважно. Ей нужно бежать. Она покидает доки и устремляется в сторону города, наблюдая, как солнце постепенно уходит за горизонт. На улицах появляется всё больше народа — люди возвращаются домой с работы.
Внезапно Каре кажется, что она спятила. Краем глаза она замечает фигуру в костюме. Не может быть, чтобы это оказался именно тот, о ком она подумала. Но этой мысли оказывается достаточно, чтобы сбить ее с темпа. Споткнувшись, она останавливается.
Ублюдок.
Кара возобновляет бег, набирая скорость, и, оказавшись на пути у незнакомца, через секунду врезается в него.
— Qu ni de! Смотри, куда прёшь!
— Смотри, куда прёшь? — Он поднимает голову и перехватывает её взгляд. — Кара?

***

— Где нас сбили? — спросил Ли.
— У самой линии фронта, — ответила Кара, проверяя наполненность ручного патронташа. — У нас столько же шансов наткнуться на силы Сопротивления, сколько и на отряды Альянса.
Сидя на корточках, она протянула ему руку.
— Идти можешь?
— Только один способ узнать, — Ли ухватился одной рукой за скалу и попытался подняться. Попытка не удалась. Кара перекинула руку ему через плечо и рывком подняла их обоих на ноги, позволяя Ли опереться на неё.
— Да, похоже, что могу.
— Мы тут как подсадные утки сидим. Надо двигаться.
Она говорила с такой уверенностью, с такой горячностью. Может им и крепко досталось, но их рано было списывать со счетов.
Старбак собиралась их вытащить. Ли не мог понять, почему эта мысль казалась ему безнадежной. И всё же он крепко за неё держался.
Вся долина провоняла смертью и разрушениями.
Ли не знал, как далеко они уже продвинулись, когда услышал позади приближающиеся шаги.
— Что это?
— Не знаю.
Кара втолкнула их обоих в небольшую пещеру за гребнем и помогла Ли опереться на стену для поддержки.
Ли наблюдал за тем, как она вынула оружие и подошла ко входу.
Шаги замерли близко к ним, за миг до того, как в проёме возникла женская фигура с оружием на изготовку. Своя. Обе женщины опустили автоматы.
— Нас послали искать выживших после атаки, — пояснила женщина, чей коричневый плащ совпадал по цвету с капральскими лычками.
— Я сэкономлю вам время, — резко ответила Кара. — Больше никого.
Капрал Зои Аллейн отвела их назад к старшему офицеру своего отряда.
Солдаты сопротивления ютились в небольшой пещерке, не больше лисьей норы, но это было лучшее убежище из всех доступных. Сержант Малкольм Рейнольдс встретил прибывших тревожным взглядом.
— Лейтенант. Капитан.
Ли понимал, почему Рейнольдс не запрыгал до потолка от радости, увидев их. Он отвечал за операцию, а потому не был в восторге, увидев двух уполномоченных офицеров.
— Мы не собираемся отбирать у вас командование, — сказала Кара. — Вы укрепились здесь, в долине, лучше, чем кто-либо ещё.
— Рад слышать, — сказал Рейнольдс. — Как у вас с навыками наземного боя?
— Лучший стрелок в кабине и вне её, — ответила Кара.
— Этого мне достаточно, — Мэл уже было отвернулся, но Кара пошла за ним следом.
— Стойте, а с ним что? — она указала назад, на Ли.
— Выдайте ему оружие, пусть прикрывает.
— Ему нужна медицинская помощь.
Мэл помрачнел, но его голос остался спокойным.
— Ему и ещё примерно тысяче других. Так что выдайте ему оружие, пусть прикрывает, и молитесь, чтобы битва скоро закончилась.

***

— Ли, забавно натолкнуться на тебя тут, — говорит Кара, и губы её сжимаются в узкую полоску.
Ли только ошалело смотрит в ответ, затем качает головой.
— Что ты здесь делаешь?
— Бегаю.
— Я имею в виду, что ты делаешь здесь, на Нью Канаане?
«Он слишком близко», — думает Кара. Она пожимает плечами и, отступив от Ли, указывает на окружающие их дерьмовые улочки и здания.
— Видами любуюсь.
Ли складывает руки на груди. Жест жёсткий, насквозь военный, напоминает Каре о Ли Адаме, каким она его знала, пусть даже теперь на нём дорогой костюм. Всё равно отлично смотрится. Эту мысль Кара быстро отбрасывает.
Челюсть Ли напрягается, как обычно, когда он собирался сказать Каре что-то, что ей бы не понравилось.
— Клёвые тряпки, — быстро говорит она, чтобы отвлечь его.
— Кара?
— Нет, правда, на вечеринку собрался?
— Кара!
— Что?!
Ли вздыхает.
— Это не то что я... — Он замолкает, качает головой, опускает плечи. — Нет. Знаешь, что? Забудь. Беги себе дальше. — Он поворачивается, держа в руках кейс.
— Что это, чёрт возьми, должно было значить?
Она и впрямь не желает приближаться к нему. Он может проваливать, если так хочет. У него это отлично получается.
— В моих словах не было никакого скрытого смысла.
— Ну да, точно, — она останавливает себя. — Только от тебя просто разит деньгами.
Он снова выпрямляется, спиной к ней, плечи распрямлены, глаза прищурены.
— Война окончена, Кара. Я не пытаюсь ухватиться за то, что мне никогда не будет принадлежать.
Она бежит дальше — так не приходится смотреть, как он уходит. Она бежит дальше, так ей не нужно думать об этом. Она будет бежать до тех пор, пока не разболятся ноги, а в груди не запылает, потому что всего на минуту или две она встретила своего старого военного товарища... старшего офицера. Вот и все.
Сраный перебежчик, вот что!
— Война окончена.
Она продолжает бежать и останавливается, только встретив на боковой улочке Мэла, Джейна и Зои.
— Нашли работу? — тяжело дыша, она устраивается рядом с ними.
— Нашли.
— Отлично, — сияющая неоновая вывеска, обещающая алкоголь, отвлекает её.
— Тогда пошли, отметим.
Джейн широко улыбается.

***

Ли был не в состоянии сражаться, это было ясно, но все равно прислушивался к звукам бушующей где-то, невидимой для него, битвы. Он просто не мог ничего с собой поделать.
На земле сопротивление разбили в пух и прах. Воздушным силам везло не намного больше. Ли уже гадал, когда прибудет новая — и последняя — поддержка с воздуха. Если она вообще прибудет. Ли не пугала неопределенность, на самом деле, она даже казалась ему естественной.
Эта война слишком затянулась. Они все потеряли слишком многое. Друзей, дома, семьи, Зака.
Раздумья Ли прервала Кара — рухнула рядом с ним, тяжело дыша. Она села около Ли и стала перезаряжать оружие. Кара всегда была на виду, всегда в бою, но при этом она всегда возвращалась к нему. Ли даже не знал, что на это можно было сказать.
— Дела там так себе?
Кара дёрнула плечом, её голос перекрывал звуки выстрелов и взрывов.
— Будем сражаться до конца. Как обычно. Плевать на шансы.
Она повернулась к нему с ухмылкой, но он отвернулся от неё. Она заговорила тише, словно сама с собой, но он улавливал каждое её слово.
— Они положили слишком много наших ребят... — замолкнув, Кара положила ладонь ему на ногу.
— Ли, посмотри на меня. Ты здесь не умрёшь. Только не здесь.
Ли взглянул на неё.
— И на чём же основывается это авторитетное медицинское мнение?
— Как говорит Рейнольдс, — протянула она, — мы слишком клевые, чтобы умереть.
Ли даже выдавил улыбку, но ему сразу резануло по рёбрам, отчего он согнулся от боли, задыхаясь и кашляя. Он не мог смотреть на Кару. Не сейчас. Поэтому Ли смежил веки и откинул голову назад.
— Выходит, наша крутизна нас спасёт?
— Раньше ведь спасала.
Ли приоткрыл один глаз и увидел, что Кара смотрела на него как-то странно. Как ещё ни разу не смотрела; кажется, ей было слегка не по себе. Словно сейчас она не могла себе позволить этого. Словно её что-то отвлекало, словно она заботилась о Ли... ему не хотелось думать о последствиях неуклюжих ошибок. Он слегка приподнялся.
— Считаешь меня клевым, Старбак?
Странное выражение сошло с лица Кары, сменившись гораздо более язвительным.
— Бывало и лучше. Но тебя неспроста назвали в честь того бога старой Земли.
Где-то позади них что-то взорвалось вдалеке.
Кара наклонилась к нему и припечатала его губы своими.
«Проклятье! Почему так? Почему именно сейчас? — думал Ли. — Почему после всего, через что они прошли? Может, потому что теперь уже нечего терять? Или потому что вскоре они лишатся всего?»
Она обхватила ладонями его лицо и углубила поцелуй. Ли потянулся к ней и, не обращая внимания на боль во всем теле, запустил пальцы в ее волосы. Он не знал, сколько они так просидели, пока вдруг не раздался грубый рык Рейнольдса.
— Простите, что прерываю сей трогательный момент, но мне нужно похитить лейтенанта.

***

Нельзя сказать, будто Кару удивило, что эти yi da tuo da bian догадались, что выгоднее сдать беглых контрабандистов властям, чем заключать с ними сделку.
Но это не значило, что Кара не была дико зла.
Они выберутся. Как-нибудь. Они всегда выбирались.
Она делает отжимания, уперевшись ногами в койку, когда у прутьев появляется тюремная надзирательница.
— Трейс, — говорит она, — здесь твой адвокат.
— Адвокат? — рявкает Джейн.
— O, zhe zhen shi ge kuaile de jinzhan, — тянет Мэл, голос его сочится ядом. — Скажи, с каких это пор у тебя появился адвокат?
Кара убирает ноги с койки и садится на пятки, спиной к решетчатым прутьям.
— Нету у меня никакого...
— Что-то мне всё это напоминает.
Кара тут же узнаёт голос. Она представляет себе, как Ли стоит там, опираясь на решётку, и смотрит на неё со смесью удивления и неодобрения.
— Что ж, — замечает Мэл почти удивлённо, — капитан Адама. Давненько не виделись. Выглядишь чуток получше, чем в нашу последнюю встречу.
Ли едва заметно кивает, но не отвечает Мэлу. Поэтому Кара поднимается на ноги и проходит к прутьям.
— И что, по-твоему, ты тут забыл? — спрашивает она шёпотом, сцепив зубы.
— А ты так и не научилась держаться подальше от неприятностей.
— У нас всё в порядке, Ли.
Он заглядывает ей через плечо, затем вновь встречается с ней взглядом.
— Ну да, — сухо замечает он, — оно и видно.
— Слушай, Адама, ты уже вдоволь посмеялся, теперь проваливай отсюда.
Кара чувствует, как кровь приливает к ее лицу.
Какое право он имеет появляться вот так? Показывая, какой он хороший. Адвокат? Шестёрка грёбаного Альянса, хранитель их правосудия и морали. Непостоянный ублюдок.
— Мне от тебя ничего не нужно.
Его лицо напрягается, но голос остаётся спокойным.
— Даже это? — Он протягивает ей ключ от камеры.
Кара чувствует, как у неё отвисает челюсть.
— Как ты его достал?
Ли оглядывается через плечо.
— Вырубил охрану. И подсыпал слабительное в кофе надзирательнице. Она ещё какое-то время проведёт в уборной.
Ли вставляет ключ в замок, щёлкают рычаги и дверь открывается.
— Ты и впрямь думала, что я брошу тебя гнить в этой камере?
Ублюдок, думает Кара, обходя валяющихся на полу охранников.
Восхитительный ублюдок.

***
Ли понял, что что-то пошло не так, едва только увидел её.
Лицо у Кары было пепельным, челюсть сжата, глаза потемнели.
— Что?
Кара медленно покачала головой.
— Поддержки с воздуха не будет.
— То есть как это?
— Нам... — она замолчала, закусила губу на мгновение и только потом смогла продолжить, — нам приказали сдаться.
Только теперь Ли заметил, как стало тихо.
Он должен был ощущать некое чувство потери. Они столько боролись, сражались так долго, столького лишились. Он должен был чувствовать себя так, словно его выпотрошили, ощущать печаль, злость и предательство, все те чувства, что так глубоко въелись в черты Кары. Но он не чувствовал ничего из этого.
Он вообще мало что чувствовал.
Ли не знал, как он пережил следующую неделю. Командование не пыталось спасти больных и раненых солдат, оставшихся в долине. Их бросили там умирать.
Ему казалось, что он должен был считать себя счастливчиком и быть благодарным за то, что выбрался оттуда, когда столько раненых погибло. Но ничего этого он не чувствовал.
Наоборот, сейчас, когда он лежал в госпитале сил Альянса, ему хотелось умереть еще тогда, в долине.
Ли пробыл в госпитале почти неделю до того, как его хоть кто-то навестил.
Кара возникла у входа в его палату, напряжённая и явно не в своей тарелке. Словно это было последнее место, где она бы хотела находиться.
— Что тебя так задержало? — спросил он.
— А ты бы сам захотел тут оказаться?
Он заметил у неё на плече сумку, только когда она её поправила.
— Тебя переводят?
Кара резко кивнула.
— Не вижу смысла и дальше болтаться в этом захолустье.
— Что думаешь делать теперь?
Она пожала плечами.
— Не имею ни малейшего понятия.
Она поджала губы и, пройдя внутрь, протянула ему листок бумаги. Хоть он и не шевельнулся, чтобы взять его, она всунула листок ему в ладонь.
— Когда выберешься отсюда... будешь знать, где меня отыскать.
У него ныло сердце, пока он смотрел, как она уходила. Но почему-то это даже казалось правильным. Он годами летал с Карой, сражался с ней бок о бок, проливал кровь, горевал вместе с ней об одном и том же.
Казалось, он выдержит всё, пока она будет рядом. Но сейчас он столкнулся с отрезвляющей истиной — ничто не вечно.
Он должен был оставить эту войну за спиной. Они потеряли друг друга, и он не мог ничего с этим поделать.
Только спустя почти год Ли наконец отбросил свою глупую гордость и понял, что ничего не сможет оставить позади. Сжимая в руках старый помятый листок бумаги, он взял билет до Борос-Сити.
Он мог бы её отыскать, но не захотел.

***

— Не нужен нам тут ещё один лощёный юнец! — рычит Джейн.
— Эй, — возмущается Саймон.
— Он остаётся, — Мэл даже не поворачивается к ним, изучая карты вместе с Карой.
— От дока хоть какая-то польза, а этот что будет делать? Языком трепать?
— Разговор окончен. Он остаётся.
Если Мэл и заметил, как эта беседа заставила напрячься Кару, он ничего на это не сказал.
— Получила план? — спрашивает он.
Она кивает и смотрит на Ли, которому явно неловко под взглядом Джейна.
— Пошли, — говорит Кара. Его лицо светлеет от облегчения, когда он следует за ней на мостик.
«Рад свалить от человека-гориллы? — гадает Кара. — Или поражён тем, что в таком состоянии корабль и впрямь летает?»
— Не ожидал, что Рейнольдс будет рад моему присутствию на корабле, — говорит он, явно пытаясь найти тему для беседы.
Кара знает, что ответ прост. Пусть они сражались с Мэлом всего одну битву, но этого было достаточно.
— Штаны-в-обтяжку никого не бросает.
Кара опускается в кресло пилота и, включив интерком, извещает команду о том, что взлёт через пятнадцать минут.
— Кейли, как там машинное отделение?
— Здесь всё тип-топ. Скоро будем готовы, — раздаётся из потрескивающего динамика голос Кейли.
Тишина затягивается, пока Ли наконец не говорит:
— Это отличается. От войны.
Кара поворачивается и видит, что Ли стоит у стены, обхватив себя руками. После побега из тюрьмы галстук его развязан, манжеты расстёгнуты, рукава закатаны. Она видит на одной из рук шрамы от ожогов и слишком ясно вспоминает ту битву. Не зная, что ответить, Кара только кивает.
— Ну так и? — Ли глубоко вздыхает и подходит к ней на несколько шагов. — Этим ты после войны и занималась?
— Да, последние пару лет летала с Мэлом.
Ей не хочется упоминать в беседе, как почти год она провела, шляясь по кабакам. Дьявол, да она так пропиталась спиртом за те месяцы, что мало что помнит.
— А ты... занимался своими адвокатскими делами? Защищал закон и моральные установки Альянса? — выходит горше, чем ей бы хотелось. Правда заключается в том, что именно Ли всегда сражался за истину, всегда делал то, что было правильно. Но она никогда бы не подумала, что он будет сражаться за врага. Возможно, она не так уж хорошо его знала.
— Едва ли, — отвечает Ли мрачно и горько. — Не так уж много фирм готовы взять к себе бывшего бойца Сопротивления. — Я застрял в этой дыре, разбираясь с земельными вопросами.
Ли проходит к креслу второго пилота и со вздохом опускается в него.
На лице сочетание эмоций, которые Кара не в силах прочесть.
— В любом случае, теперь с этим покончено.
— Адвокат в бегах? — произносит она, занимая себя кнопками, переключателями и подготовкой перед отлётом. Неважно, какого низкого мнения она была о негодяях, на которых он работал, факт оставался фактом: вполне возможно, что у Ли была хорошая жизнь на Нью Канаане. И он вышвырнул её, чтобы спасти задницу Кары. Бог мой.
— Оно того стоило, Ли? Бросить всё, чтобы вытащить из тюрьмы пару бандитов?
У него чертовски простой ответ:
— Я никого не бросаю.
Кара просто смотрит на него, не сводя глаз. Резкость его речи, уверенность, в сочетании с ответным взглядом, заставляет пробежать по спине Кары лёгкий холодок. Таким она его и помнит, её другом, её... Ли.
— Ты bu tai zheng chang de, ты это знаешь?
— Ну что поделать, — он пожимает плечами, — теперь тебе от меня никуда ни деться.
И он улыбается ей. По-настоящему. Красивой улыбкой.
— Наверное, ты прав.
Испортив момент, вклинивается треск из динамика, и Кейли сообщает, что они готовы к взлёту. Кара поворачивается к Ли с улыбкой.
— Добро пожаловать на борт «Серенити», Ли Адама.
__________________
"Don’t be offended if someone you love has left no trace.
That doesn’t mean they were absent in their own time"

Anade вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 06:50.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot